/ Авторские сказки

Остроумная Принцесса

Здравствуй, уважаемый читатель. Сказка Остроумная Принцесса Шарля Перро содержит в себе два нравоучения: - праздность есть мать пороков - недоверчивость есть мать безопасности Автор неплохо раскрывает суть этих двух противоположных понятий, и на примере показывает на их последствия. Однако, прежде чем читать своим детям эту сказку, мы советуем родителям сначала самим познакомиться с ее содержанием, а потом, приняв соответствующее решение, читать сказку «Остроумная Принцесса» онлайн деткам маленького возраста. На наш взгляд, она больше подойдет подросткам.

Вы сами сочиняете прекрасные повести; слог ваш так плавен и чист, в стихах такая приятность и натура, что возбудила во мне сильное желание написать вам историйку, хотя и не знаю, заслужит ли она ваше одобрение. Я приму на себя вид благородного гражданина. — Не хочу рассказывать ни стихами, ни прозой, — не стану выкапывать высокопарных слов; одним словом, хочу написать повесть без всяких прикрас и ищу одного только нравоучения.
Повесть моя представляет довольно для того примеров, а потому-то я надеюсь, что она будет вам приятна. Она основана на двух пословицах вместо одной; нынче такое обыкновение, и я с удовольствием приноравливаюсь к нравам нынешнего века. Вы увидите, что предки наши хотели выразить этой пословицей: праздность есть мать пороков, вам без сомнения понравится также и другой образ их доказательства, который заставляет всегда быть осторожным, или говоря их языком: что недоверчивость есть мать безопасности.
Во время Крестовых походов один Король какого-то Европейского Государства принял намерение ехать в Палестину и сражаться против неверных, но прежде нежели предпринял дальний этот путь, так хорошо устроил дела своего Государства и такому искусному Министру вверил правление, что с этой стороны был совершенно спокоен. Но его чрезвычайно тревожили семейственные дела; Королева, супруга его, за несколько времени перед тем скончалась, оставив после себя трех дочерей, которые все были уже невесты. В летописи моей не упоминается об именах их; знаю только, что в те счастливые времена народ попросту давал наименования знатным лицам, соображая с хорошими, или худыми их свойствами, почему и назвали старшую Нонталантою или беспечною, вторую Бабильярдою или болтушкой, а третью Финетой или остроумной; имена эти совершенно сходствовали с нравами и свойствами трех сестер.
Редко можно найти такую беспечную девушку, какова была Нонталанта, всякий день она просыпалась не раньше чем в час пополудни; ее вели в церковь в спальном шлафоре, голова была непричесанная, платье не зашпилено, поясок оторвац, а туфли очень часто надевала разные; в продолжении дня она поправляла этот беспорядок, но никогда не спускала с ног туфлей, говоря, что башмаки ужасно жмут ей ноги. Пообедав садилась она за туалет и просиживала до самого вечера; остальное время проводила в игре, и после, садилась ужинать. — Ложась спать, ей нужно было столько же времени на раздевание, сколько на одевание, и от того засыпала всегда на рассвете.
Бабильярда вела совершенно другой образ жизни. Эта Принцесса была жива, ловка и на наряды употребляла мало времени; но она имела такую сильную охоту говорить, что с самого утра и до самой глубокой ночи рот у нее не закрывался. Она знала о всем, что происходило при Дворе: нежные связи, волокитства не только знатных людей, служащих при Дворе, но даже лакеев, поваров, истопников и всех рабочих людей. Она в точности знала, сколько подарили горничной такой-то Графини и сколько украл дворецкий такого-то Маркиза. Все эти известия ей рассказывала ее кормилица и швея, которых она слушала с большим удовольствием, нежели речь какого-нибудь посланника. Такие прекрасные истории она без отдыха рассказывала всем, начиная от Короля, своего родителя до самого последнего лакея, и таким образом вынуждена была раз по сто в день рассказывать каждую. Болтовство это произвело очень дурные следствия, не смотря на высокий род Принцессы; такое дружеское обращение дало смелость некоторым из придворных кавалеров расточать ей любовные изъяснения. Бабильярда охотно слушала страстные их выражения собственно для того, чтоб иметь удовольствие отвечать; за какую бы то цену ни было, но ей непременно должно было с утра до вечера слушать или говорить. У Бабильярды так же, как и у Нонталанты, никогда не было привычки ни думать, ни рассуждать, ни читать, а еще меньше заниматься женскими рукоделиями; одним словом эти две сестрицы ведя всегда праздную жизнь и достигнув почти совершенных лет, не имели никаких познаний.
Младшая сестра их Финета была совершенно другого характера: она прилагала всевозможное старание образовать ум свой, петь, играть на многих инструментах; с удивительным искусством успела во всех рукоделиях, приличных женскому полу; установила порядок во Дворце и не допускала придворных обкрадывать своего родителя, потому что в то время это было в обыкновении.
Но дарования ее не тем только ограничивались: она была чрезвычайно рассудительна и имела такое чудесное присутствие духа, что тотчас находила средства выйти из самого трудного дела. Эта молодая Принцесса посредством величайшей своей проницательности открыла опасную сеть, которую расставил посол одного соседственного Государя Королю отцу ее, в трактате, который он уже готов 6ыл подписать. В намерении наказать вероломство посланника и его Государя, Король переменил статью в трактате по совету дочери и таким образом обманул в свою очередь самого обманщика. Финета открыла еще коварный поступок одного Министра, который хотел обмануть Короля; подав благоразумный совет своему родителю, Принцесса сделала ток, что неверность этого человека обратилась на него самого; она и еще во многих других случаях оказывала свою проницательность и остроту ума, от чего народ и прозвал ее Финетой. Король любя ее больше старших сестер, так уверен был в ее благоразумии, что если бы не имел других дочерей, то без всякого сомнения отправился бы в предлежащий путь: но к несчастью он столько же был не уверен в поведении старших своих дочерей, сколько полагался на Финету. Таким образом желая избавить себя от горести в рассуждении поведения дочерей, принял следующие меры.
Прелестная Графиня! вы без сомнения слыхали не одну сотню раз о чудесном могуществе волшебниц. Король был в величайшей дружбе с одной из этих искусных женщин. Придя к ней, он объяснил, как сильно беспокоит его участь двух старших дочерей. Не от того, сказал Король, чтобы они когда-либо сделали что противное своей должности, но они так глупы, так неосторожны и беспечны, что я опасаюсь, чтобы во время моего отсутствия, они для забавы или от праздности не вздумали заняться чем-нибудь неблагопристойным; что касается Финеты, то я хотя и уверен в ее добродетели, но чтобы никакой из дочерей моих не дать преимущества, я намерен поступить также с ней как и со старшими ее сестрами: почему и прошу тебя, добрая моя приятельница, сделать для них три стеклянные пряслицы, которые имели бы такое свойство, что если которая из дочерей моих сделает что-нибудь противное благопристойности, то принадлежащая ей пряслица разобьется на мелкие куски.
Так как волшебница эта была из самых искуснейших, то немедленно исполнила желание Короля и сделала три волшебные пряслицы, отделанные превосходнейшим образом; но Его величество был не доволен этой предосторожностью. Отведя Принцесс в высокую башню, построенную в отдаленном от столицы и глухом месте, он сказал им: я приказываю вам жить в этой башне до самого дня моего возвращения и именно запрещаю не принимать к себе ни одного человека. Отослав всех служителей и служанок их, он дал каждой из них волшебную пряслицу, объяснив ее свойство; потом простясь с Принцессами, запер двери у башни, и взяв к себе ключи, отправился в путь. Может быть подумают, что Принцессы, запертые без служителей, подвержены были опасности умереть с, голоду? Совсем нет. К одному из окошек в башне заранее приделан был блок с веревкой, к которой Принцессы привязав корзину, каждый день опускали вниз; в эту корзину клали разные для них кушанья и питье, и когда они поднимали ее, тотчас отвязывали веревку.
Нонталанта и Бабильярда приходили в отчаянье от этой уединенной жизни; они до такой степени скучали, что невозможно изъяснить; но что делать? нужно было терпеть, к тому же несносные волшебные пряслицы так их пугали, что Принцессы беспрестанно боялись, чтобы не только от какого неблагопристойного поступка, но даже от худого помышления не разбились. Что касается Финеты, то она совсем не скучала. Шитье, музыка, чтение доставляли ей беспрерывно новые удовольствия, а сверх того по приказанию Министра, правителя Государства, ежедневно клали в корзину письма, заключающие в себе как внутренние происшествия Королевства, так и заграничные известия; Король это позволил при отъезде, и Министр желая снискать благоволение Принцесс, во всей точности исполнял его повеление, Финета, так сказать, с жадностью читала эти известия; что же касается до трудолюбивых сестриц ее, то они почитали недостойным заниматься чтением этих лоскутков, говоря, что скучно обременять себя такими безделками и что Министр гораздо лучше бы сделал, если бы прислал им карты для развлечения.
Таким образом ведя печальную жизнь, они роптали на судьбу, и я думаю, не раз повторяли пословицу: не родись богатой, родись счастливой; они беспрестанно сидели под окошками, чтобы посмотреть, по крайней мере, что делается в поле. Однажды, как Финета занята была в своей горнице работой, сестры ее, сидя у окошка, увидели в низу у башни бедную женщину в рубище, которая жалостным голосом просила их помощи; сжав руки и со слезами на глазах просила у них позволения войти в башню, представляя, что она несчастная чужестранка, знает многие ремесла и будет им служить с величайшей исправностью. Сперва Принцессы вспомнили о повелении своего родителя не впускать никого в башню, но Принцессе Нонталанте так наскучило служишь самой себе, а язык Бабильярды так мучился, что не с кем другим было говорить кроме сестер, что они не мешкая ни мало, решились принять эту бедную женщину: Нонталанта потому, что будет кому ее одевать, а Бабильярда в той надежде, что прибавится лишний человек, с которым она беспрестанно может говорить.
Неужели ты думаешь, сказала Бабильярда сестре, что приказание Короля, нашего родителя, простирается и на эту несчастную женщину? Я думаю, что мы можем принять ее без всякой для нас опасности. — Делай, что хочешь, сестрица, отвечала Нонталанта. Бабильярда ожидая только ее согласия, тотчас опустила корзину. Бедная женщина села в нее и Принцессы с помощью блока легонько ее втащили.
Как скоро эта женщина вылезла из корзинки, то ужасная нечистота ее платья возбудила сильное отвращение в Принцессах; они хотели дать ей другое платье, но нищая сказала,что переменит его завтра, а теперь примется за службу. Как скоро она перестала говорить, Финета пришла из своей комнаты и с изумлением увидела незнакомую женщину, разговаривающую с сестрами. Они рассказали ей, каким образом втащили эту женщину, и Финета видя, что уже дело сделано, скрыла свое неудовольствие. После того новая служанка обегала все комнаты под видом услуги, но собственно для того, чтобы узнать их расположение, Я думаю, что читатель уже догадывается, что в бедной женщине заключалось что-то не доброе.
Но чтобы больше не оставлять вас в неизвестности, скажу одним словом, что эта тварь, покрытая отрепьями, была ни кто иное, как сын могущественного Монарха, соседа Короля, родителя Принцесс. Молодой этот Принц, будучи хитрейший человек своего времени, совершенно управлял отцом своим; впрочем ему и не нужно было употреблять хитрость, потому что Король, родитель его, был такого тихого и кроткого нрава, что его прозвали Мулт, кроткий; что же касается до Принца, то по причине хитрости его и коварства все называли его Риш-Котель или богатый лукавством; у него был еще младший брат, который столько же был добр и честен, сколько Риш-Котель хитер и злобен. Со всем тем, не смотря на различие в характерах, они так любили друг друга и жили в таком согласии, что все тому чрезвычайно удивлялись. Сверх превосходных качеств души, младший Принц обладал совершенной красотой; прелесть лица и стройный стан заслужили ему от всех название Бельавуар или красавец; надобно еще сказать, что расставленные сети родителю Финеты посланником соседственного Короля, как я прежде упоминал, которые она так искусно умела обратить ему во вред, были ни что иное как замыслы Риш-Котеля. Видя неудачу в своих намерениях, он возненавидел родителей Принцесс, а к ним почувствовал еще большую ненависть; узнав же о мерах, принятых им в рассуждении дочерей, принял гнусное намерение обратить в ничто предосторожность подозрительного отца. Найдя предлог к путешествию, Риш-Котель получил позволение Короля, своего отца, и употребил известные уже нам средства войти в башню.
Осмотрев расположение башни, Риш-Котель приметил, что Принцессы легко могут призвать на помощь мимоходящих, почему и рассудил за благо остаться до вечера в нищенской своей одежде, потому что днем они могли бы, приметив его хитрость, призвать людей и наказать его за дерзость, и для того-то он отказался переменить платье. Вечером же, когда сестры сели ужинать, Риш-Котель сбросил покрывавшие его отрепья и остался в богатом рыцарском платье, украшенном разными драгоценными камнями. Бедные Принцессы, увидев это, в такое пришли изумление, что в ту же минуту выскочили из-за стола и бросились бежать, Финета и Бабильярда будучи проворней, тотчас добежали до своих комнат, а Нонталанту, которая едва передвигала ноги, Принц тотчас догнал.
Бросившись к ногам ее и открыв свое звание, Риш-Котель сказал, что слава о красоте ее и виденный им портрет Принцессы принудили его оставить Двор родителя и встретившись с ней, объяснить страстную свою любовь. Нонталанта сперва так испугалась, что не могла ни слова отвечать Принцу, который все еще стоял на коленях, наивные нежные слова и наговорив около тысячи клятв в вечной верности; он с жаром заклинал, чтобы она с этой же самой минуты почитала его своим супругом. Принцесса будучи от природы мягкосердечна и доверчива, не подумав хорошенько, сказала Риш-Котелю, что верит его клятвам и принимает предложение. Брак в то же время без долгих церемоний был заключен и волшебная пряслица разлеталась в дребезги.
Между тем Бабильярда и Финета находились в страшном беспокойстве. Прибежав каждая в свою комнату, они заперлись. Комнаты их были довольно в далеком расстоянии одна от другой и потому ни одна из них не зная совершенно об участи других, во всю ночь не смыкала глаз. На другой день коварный Принц провел Нонталанту в нижний покой, находящийся в конце сада. Там Принцесса сказала Риш-Котелю, что чрезвычайно беспокоится об участи сестер своих, хотя внутренне боялась показаться им на глаза, опасаясь упреков за совершение брака. Принц отвечал, что ей не для чего беспокоиться, и уверял, что сестры одобрят этот брак. Поговорив еще несколько минут, он вышел, запер Нонталанту так, что она того не приметила, и пошел искать комнаты других сестер. Несколько времени он ходил без всякого успеха в своем намерении и не мог узнать, в каких комнатах они заперлись; но как страх ни мало не истребил в Бабильярде охоты говорить, то она сидя в своей комнате, разговаривала сама с собой. Принц, услышав голос, подошел к дверям и увидел ее сквозь замочную скважину. Риш-Котель постучал в двери и начал напевать ей то же самое, что говорил сестре ее; что собственно для того, чтобы предложить ей руку и сердце свое, он принял смелость войти в башню, превозносил до небес красоту ее и ум. Бабильярда будучи совершенно уверена, что обладала всеми достоинствами, которые описал Принц, принялась лепетать и битых полчаса говорила без умолку, не смотря на то, что почти целые сутки ничего не ела, потому что в комнате ее не было ни куска хлеба. Будучи чрезвычайно ленивая , она ни о чем столько не думала как о болтании, а если случалась ей в чем нужда, то просила у Финеты. Эта любезная Принцесса была столько же трудолюбива и предусмотрительна, сколько сестры ее ленивы и беспечны; комната ее во всякое время изобиловала кушаньями, пирогами и вареньями разных сортов, которые она готовила сама; Бабильярда же, как я уже упомянул, не имея у себя в комнате ни куска хлеба и чувствуя сильный голод, к тому же слыша вежливые уверения Принца, отворила дверь обольстителю, который также искусно, как и прежде, сыграл перед ней заранее выученную роль.
Потом выйдя оба из комнаты, они пошли в кладовую, где у них всегда стояли в готовности съестные припасы и напитки, потому что доставляемого в корзине кушанья для них было много. Ба6ильярда сначала стала заботиться о сестрах, но ей вдруг пришло в голову, не знаю почему, что они верно обе заперлись в комнате Финеты, где ни в чем не было недостатка ; Риш-Котель употребив все силы, чтобы утвердить ее в таком мнении, сказал, что вечером пойдет к Принцессам; но Бабильярда беспрестанно повторяла, что нужно тотчас же после стола идти к ним.
Потом Риш-Котель и Принцесса сели и покушали; по окончании стола Принц просил Бабильярду показать ему лучшие комнаты в башне; он подал ей руку и Принцесса провела его в диванную; придя туда, он начал опять изъясняться ей в любви, доказав красноречивым образом, что она получит большие выгоды от такого супружества; он сказал еще ей также, как и Нонталанте, что она должна сделаться его супругой прежде, нежели увидится с сестрами, говоря в причину, что они могут ей в этом воспрепятствовать. А так как я, продолжал Принц, сын могущественнейшего Государя, то старшая сестра ваша будет говорить, что приличней ей прежде выйти за муж, нежели вам, и верно не согласится на брак наш, которого я так нетерпеливо желаю. Бабильярда была обольщена лестными для себя выражениями хитрого Риш-Котеля, решилась с делаться его супругой не подумав хорошенько ни о неосторожности своего поступка, ни о волшебной пряслице, которая в ту же минуту рассыпалась в мелкие кусочки.
Бабильярда уже вечером возвратилась с Принцем в свою комнату, и первый предмет, поразивший глаза ее, был развалившаяся пряслица; она в такое пришла остолбенение, что Принц несколько раз вынужден был спрашивать ее о причине такого изумления; оправясь несколько от ужаса, она в тот же час рассказала Риш-Котелю свойстве волшебной пряслицы, и коварный Принц почувствовал злобное удовольствие, узнав, что родитель Принцесс совершенно удостоверится в дурном поведении дочерей.
В тот же час у Бабильярды появилась охота искать сестер; она не без причины теперь опасалась, что они не одобрят ее поступка: но Принц сам вызвался идти к ним, уверяя, что употребит все средства, чтобы получить их согласие на брак.
Такое уверение несколько успокоило Бабильярду, а так как она не спала целые сутки, то вскоре уснула; Риш-Котель имея намерение поступить с этой Принцессой так же, как и с Нонталантой, вышел тихонько из комнаты и запер дверь.
Не правда ли, любезная Графиня, что этот Риш-Котель был великий злодей, Принцессы слабые и неосторожные девицы. Я так зол на них, что если бы это было в моей воле, то строго бы наказал их; знаю, что и вы также сердитесь, но будьте спокойны; никто не останется без наказания.
Торжество предоставлено было умной и решительной Финете. Когда вероломный Риш-Котель запер Бабильярду, то пошел по всем комнатам и видя, что все они отворены, решил, что в той, которая заперта была изнутри, скрывалась Финета; по чему приготовив хитро сплетенную речь, постучался в дверь и начал говорить ей то же самое, что и сестрам ее: но эта Принцесса, будучи осторожнее их, долго слушала, ничего не отвечая. Наконец видя, что Риш-Котель наверняка знал, что она заперлась в я той комнате, Финета стала говорить: если точно правда, что вы страстно меня любите, как говорите, то прошу вас покорно выйти в сад, где я могу говорить с вами из окошка. Риш-Котель не принял этого предложения; а так как Принцесса тоже не хотела отпереть двери, то он рассердившись, притащил большое полено и выбив им двери вошел в комнату. Он встретил Финету вооруженную большим молотком, который случайно оставался в гардеробе Принцессы подле ее комнаты; от сильного смущения щеки Принцессы покрылись румянцем, и хотя глаза ее изображали величайший гнев, но она показалась Риш-Котелю в тысячу раз прекрасней. Он хотел броситься к ее ногам, по она отступив, с гордостью сказала: если вы подойдете ко мне, то я этим молотком размозжу вам голову. — Как, прелестная Принцесса! вскричал Риш-Котель, прикрывая ласковым голосом свою ярость: не ужели истинная любовь заслуживает такую ужасную ненависть? — и потом снова начал изъяснять, однако стоя в отдалении, сильную страсть, которую внушила ему распространившаяся повсюду слава о ее красоте и необыкновенном уме; он прибавил, что единственно для того только и переоделся, чтобы иметь счастье с почтением предложить ей руку свою и сердце, что она должна приписать сильнейшей любви его то, что он осмелился разломить дверь. В окончании же старался уверить Финету, также как и сестер ее, что в том состоит как его, так и ее польза, чтобы она как можно скорее признала его своим супругом; после того он спросил Принцессу, где сестры ее, утверждая, что не видел ни одной. Да мне и не было никакой нужды искать их, Ваше Высочество, сказал он; занимаясь единственно вами, я ни о чем более не мог думать. — Остроумная Принцесса притворившись смягченной, сказала: хорошо, Принц подите приведите сюда сестер моих и мы поговорим вместе, посмотрим, можно ли будет принять ваше предложение. — Ах, нет, отвечал Риш-Котель. Я никак на это не решусь, будучи наперед уверен, что сестрицы ваши никогда не согласятся на брак наш. Я знаю, что по праву своего первородства, они станут противиться этому. Финета хотя и прежде не доверяла вероломному Принцу, но последние слова его удвоили ее подозрение; она трепетала об участи сестер своих и не сомневаясь в их несчастии, решилась отомстить за них, и за одно избавиться от подобного бедствия. И так, сказала она Риш-Котелю, я согласна за вас выйти; но как мне известно, что браки, заключенные вечером, не всегда бывают благополучны, то прошу вас отложить брачный обряд до завтрашнего утра. Уверяю вас, что ни слова не скажу об этом сестрицам моим; для вас я приготовлю в особенной комнате хорошую постель, даже даю честное слово до завтрашнего утра не выходить из своей спальни. Риш-Котель, который от природы был несколько труслив, видя, что Финета не выпускала из рук молотка, повертывая им как веером, согласился исполнить желание Принцессы и удалился, чтобы дать ей немного времени на размышление. Едва он вышел, как Финета в ту же минуту постелила постель над отверстием в нужном месте, находящемся в близ лежащей комнате, которая была также чиста, как и прочие. В это отверстие выливалась всякая нечистота; а так как оно было довольно велико, то Финета положив на него несколько тоненьких палочек крест на крест, положила перину и подушки, накрыла чистой простыней и тотчас удалилась в свою комнату. Через минуту пришел Риш-Котель и Принцесса все держа в руках молоток, проводила его в ту комнату и потом ушла к себе. Риш-Котель не спал целые сутки, бросился в своей одежде на постель; но как только он лег, тоненькие палочки под периной переломились и он провалился в отверстие; не удержавшись, полетел головой вниз и так сильно ударился , что весь разбился. Падение Принца сопровождалось великим грохотом, к тому же эта комната была не далеко от Финетиной; она тотчас догадалась, что хитрость ее имела желаемый успех. Не возможно описать того удовольствия, какое чувствовала она, слыша, как он ворочался в нечистоте. Риш-Котель заслужил это наказание и Принцесса имела причину радоваться. После того, в первую очередь, она отыскала сестер; Бабильярду ей найти было не трудно; Риш-Котель заперев ее, оставил ключ в дверях; а как Финета поспешно вошла в ее комнату, то она тотчас проснулась. Увидев сестру, Бабильярда пришла в смущение. Финета рассказала ей, каким образом освободиласъ от обманщика, пришедшего с намерением ее обесчестить. Известие это подобно громовому удару поразило Бабильярду; не смотря на свое болтовство, она сначала умолчала о браке своем с Риш-Котелем и скрыв, горесть в глубине души своей, пошла с Финетой искать Нонталанту, Они обошли все комнаты и нигде ее не находили; наконец Финета вздумала посмотреть, нет ли ее в садовой комнате; они и в самом деле нашли ее там полумертвой от слабости и отчаянья, потому что Нонталанта весь тот день ничего не ела. Принцессы дав все нужное,начали рассказывать подробно, что с каждой из них случилось. Взаимное это объяснение повергло всех их в глубокую горесть. Потужив о своем несчастии, они пошли отдыхать.
Теперь обратимся к Риш-Котелю, который как ту ночь, так и последующий день провел очень неприятно. Он упал в такую яму, в которую никогда не проникал дневной свет, и потому он не мог еще видеть всей ее гнусности. Однако Риш-Котель нашел оттуда выход в проток, посредством которого стекала нечистота в реку, находящуюся в довольно далеком расстоянии от башни; увидев рыбаков на лодках, он начал кричать, прося их помощи, которые видя его в таком жалостном положении, вытащили.
Он велел отвезти себя во дворец Короля, своего родителя, чтобы там залечить свои раны. Случившееся с ним несчастье возродило в нем такую сильную ненависть к Финете, что он не столько думал об излечении, сколько о мести.
Тем временем остроумная наша Принцесса вела жизнь чрезвычайно горестную. Слава была для нее в тысячу раз дороже жизни, и постыдное поведение сестер приводило ее даже в отчаяние; сверх того слабость здоровья Нонталанты и Бабильярды, происшедшая после последствия брака, еще больше огорчила Финету. Риш-Котель, бывший всегда величайшим обманщиком, призвал на помощь весь свой ум для мщения. Ни падение в нужное место, ни раны на голове и на всем теле, ни что для него не было столько больно, сколько то, что женщина перехитрили его; зная, что последствием двойного брака его будут прихоти Принцесс, он велел расставить под окошками их башни деревья с прекраснейшими плодами в банках. Нонталанта и Бабильярда сидя часто у окошка, вскоре увидели эти плоды; им так сильно захотелось поесть их, что стали неотступно просить Финету спуститься в корзине я нарвать плодов, потому что ни одна из них по болезни не могла этого сделать. Доброта любезной Принцессы простиралась до такой степени, что она охотно согласилась исполнить желание сестер. Спустившись в корзине, нарвала плодов, принесла, и Принцессы съели их с величайшим удовольствием.
На другой день появились плоды другого рода; вторичная просьба Принцесс; вторичное снисхождение Финеты. Но как только она спустилась, как вдруг спрятавшиеся служители Риш-Котеля, которые в первый раз не успели поймать Принцессу, схватили ее и повели к Риш-Котелю на глазах у сестер, которые в отчаянии рвали на себе волосы.
Подлые исполнители гнусных повелений вероломного Принца привезли Финету в один загородный дом, где жил Риш-Котель для лучшего поправления здоровья. Увидев Принцессу, он не в состоянии скрыть своего гнева, наговорил ей множество неприятностей, на которые она отвечала с такой благородной твердостью и величием души, какое можно было ожидать от подобной ей героини. Продержав Финету несколько дней пленницей Риш-Котель приказал отвести ее на вершину высочайшей горы, куда через несколько минут и сам приехал. Тут он объявил, что она должна умереть в отмщение за сделанную обиду. Потом вероломный Принц показал Финете бочку, во внутренности которой к бокам прикреплены были бритвы, ножи и кругом вколочены гвозди; сказал, что в наказание за насмешку, он посадит ее в эту бочку и скатит с горы. Хотя Финета была не Римлянка, однако также не устрашилась приготовленной казни, как некогда Регуль, который находился в таких же тесных обстоятельствах. Юная Принцесса сохранила всю твердость души и не теряла присутствия духа. Риш-Котель вместо того, чтобы удивляться героической ее неустрашимости, пришел еще в большее бешенство и жаждал скорее вдеть смерть ее. В таком намерении желая осмотреть собственными глазами довольно ли приготовлено в бочке смертоносных орудий, он наклонился в отверстие; Финета видя, что гонитель ее прилежно занялся рассматриванием, не теряя времени, с быстротой молнии подбежала к нему, столкнула в бочку и спустила с горы, не дав Принцу времени и опомниться. После того пустилась бежать, и телохранители Принца, которые с величайшим сожалением смотрели, с какой жестокостью Принц хотел поступить с прелестной Финетой, не старались ее удержать, к тому же этот неожиданный случай привел их в такой ужас, что они ни о чем больше не думали как о спасении Риш-Котеля, спеша удержать стремительный бег бочки; но все старания их были бесполезны: она катилась до самого низа горы, и Принца вынули оттуда всего изрезанного.
Несчастный этот случай привел в отчаяние Короля Мулта Кроткого и Принца Бельавуара; что же касается до подданных его Государства, они почти радовались, потому что ненавидели Риш-Котеля и даже удивлялись, каким образом младший Принц, обладающий такими благородными и великодушными чувствами, мог любить недостойного своего брата; но таков был характер Бельавуара, что он сильно был привязан к своим единокровным, и Риш-Котель со своей стороны всегда так искусно умел оказывать ему дружество, что добрый Бельавуар никогда бы себе не простил, если бы не отвечал ему за то нежнейшей привязанностью. Несчастье, случившееся с братом, сильно тронуло молодого Принца, и он употребил все возможные способы для скорейшего его излечения: однако, не смотря на все старания, ничто не могло облегчить смертельных болезней Риш-Котеля, напротив раны его время от времени становились опаснее и заставляли его претерпевать ужасное мучение.
Финета, благополучно избавившись от великой опасности, счастливо достигла своей башни. Сестры чрезмерно обрадовались, ее увидев; но Принцессе приготавливались новые бедствия: Нонталанта и Бабильярда родили на свет двух сыновей и это приключение повергло Финету в великое замешательство; однако она не лишилась твердости. Желание скрыть посрамление сестер, заставило ее решиться еще раз подвергнуться большой опасности. Для лучшего успеха в своем намерении, Финета выдумала такое средство, какое могло только внушить ей благоразумие: она переоделась в мужское платье, положила сестриных детей в коробочки, в которых для дыхания над самым ртом их вырезала два небольшие отверстия, потом села на лошадь и взяв с собой как эти, так и несколько других коробочек, отправилась в столицу Короля Мулта Кроткого. Приехав в этот город, Финета узнала, что Принц сыпав щедрой рукой золото за лекарства, которые давали для излечения ран Риш-Котеля, привлек ко Двору шарлатанов всей Европы: множество в том числе находилось бродяг, которые не имея ни заслуг, ни дарований, выдавали себя за самых сведущих людей, говоря, что приобрели познания вылечивать всякого рода болезни.
Эти бродяги, которых вся наука состояла единственно в дерзком обмане, всегда находили большую доверенность у народа. Такого рода люди никогда не живут в отечестве, и рассказывая, что приехали издалека, заставляют простой народ больше им верить. Остроумная Принцесса узнав обо всем этом подробно, назвалась Санатио; она объявила, что Кавалер Санатио имеет чудесные лекарства для излечения самых опасных ран. Бельавуар, узнав об этом, в ту же минуту пригласил к себе мнимого Кавалера. Финета заходит, играет искусно лицо Доктора; она употребила в разговоре пять или шесть латинских слов, а сверх того свободный и благородный вид удостоверял в ее познаниях. Принцессе очень понравилась прекрасная наружность и приятные поступки Бельавуара. Поговорив с ним несколько времени о способах, каким образом помочь Риш-Котелю, она сказала, что принесет бутылочку с целительной водой, а сверх того, сказала она, я оставила две коробочки с мазью, которая очень будет полезна для ран Принца.
Мнимый Доктор вышел и не являлся, а между тем возвращения его ждали с большим нетерпением. Наконец хотели уже послать за ним, но вдруг услышали в комнате Риш-Котеля плачь, который как будто происходил от крошечного ребенка. Все чрезвычайно удивились, потому что в комнате не могло быть детей, но вскоре догадались, что плачь происходил от лекарских коробочек.
Это был плачь детей Финетиных сестер. Принцесса отправляясь во дворец, накормила их; но так как прошло уже довольно времени, то они захотели опять есть. Открыв коробочки, к чрезвычайному удивлению всех, нашли в них двух прелестнейших малюток. Риш-Котель тотчас догадался, что это была проделка Финеты; такая насмешка привела его в сильную ярость, от чего боль усилилась до такой степени, что все с часу на час ожидали его смерти.
Бельавуар предался чрезмерной горести, а Риш-Котель быв до последней минуты жизни вероломным ни о чем не думал при последнем конце, как о мести, и для того решился употребить во зло горячность добродетельного Принца. «Ты всегда любил меня, любезный брат, сказал он ему, я чувствую, как сильно огорчает тебя близкий конец мой; но предел судьбы неисповедим: мне должно умереть; если же память моя для тебя драгоценна, то исполни последнюю просьбу умирающего брата.» — Бельавуар видя его в таком ужасном положении и опасаясь увеличить его страдания, не хотел ни в чем отказать. Он клятвенно обещал исполнить его желание. Как скоро Риш-Котель получил желаемое обещание, то прижав брата к груди своей, сказал: теперь я умру спокойно, ты отомстишь за мою смерть. Просьба моя состоит в том любезный брат, чтобы ты после моей смерти просил себе в супружество Финету; я уверен, что ты без труда получишь согласие Короля, ее родителя; как скоро положат вас на брачную постель, то в ту же минуту вонзи ей в грудь кинжал. Услышав эти слова, Бельавуар содрогнулся от ужаса и внутренне раскаивался в безрассудности клятв своих; но как нельзя уже было переменить того, что сказано, то он не упомянул ни слова брату, который через несколько минут после того испустил дух. Король Мулт Кроткий чувствительно был тронут его смертью; что же касается подданных, то они вместо того, чтобы сожалеть о Риш-Котеле, радовались, что смерть его доставила наследство престола Бельавуару, которого все любили и почитали.
Финета возвратившись опять благополучно к сестрам, вскоре известилась о смерти Риш-Котеля, а через некоторое время всех Принцесс уведомили о прибытии Короля, их родителя. По приезде своем Король немедленно пришел в башню к дочерям и обняв их, приказал принести хрустальные пряслицы. Нонталанта взяв пряслицу Финеты, показала ее Королю, потом поклонясь ему почтительно, отнесла назад; Бабильярда сделала тоже, и напоследок Финета; но король будучи несколько подозрительным, хотел видеть все три пряслицы вместе; а так как у одной только Финеты пряслица осталась цела, то Король так рассердился на старших дочерей, что в тот же час отослал их к волшебнице, своей приятельнице, которая изобрела эти пряслицы, прося оставить их у себя на всю жизнь и строго наказать за преступления.
В точности желая исполнить просьбу Короля, волшебница привела их в одну галерею обворожительного своего замка и велела им там рисовать изображения знаменитых женщин, прославившихся добродетелями своими и трудолюбием. Посредством чудесного действия волшебного дара, все изображенные ими фигуры получали движение и с утра до вечера были в действии. Со всех сторон видны были трофеи и надписи в честь великих этих женщин. Такое наказание для Принцесс было очень жестоко особенно когда сравнивали они торжество их с тем презрительным положением, в которое ввергнула их злополучная неосторожность. Больше же всего огорчили их слова волшебницы, которая сказала с большой важностью: если бы и вы также хорошо вели себя, как эти женщины, которых видите перед собой изображение, то не впали бы в пагубное заблуждение; праздность мать пороков, источник всех ваших несчастий и для того, чтобы вы впредь не подвергнули себя подобным бедствиям и загладили прошлые пороки я дам вам дело. В самом деле волшебница заставила Принцесс приняться за самую низкую работу; она посылала их в свои сады рвать горох и полоть траву. Нонталанта будучи не в силах сносить такого образа жизни, который чрезвычайно был различен с природными ее склонностями, умерла в печали и усталости, а Бабильярда, которая через некоторое время после того нашла средство уйти ночью из замка волшебницы в темноте разбила себе голову об дерево и умерла от этой раны на руках крестьян.
Финета по доброте души своей сердечно сожалела об участи сестер и к большей своей горести узнала, что Принц Бельавуар просил у Короля ее в супруги, на что он и согласился, не предуведомив даже об этом и Финету, потому что в то время мало смотрели на взаимную склонность. При этом известии Финета затрепетала, опасаясь, не без причины, что ненависть Риш-Котеля легко могла перейти в сердце его брата; она полагала наверное, что Принц собственно для того и хочет на ней жениться, чтобы принести ее в жертву памяти Риш-Котеля. Беспокоясь об этом, Финета просила совета у мудрой волшебницы, которая столько же уважала ее, сколько презирала Нонталанту и Бабильярду.
Волшебница не хотела ничего открыть Финете, она сказала только: Принцесса! вы благоразумны и осторожны, до сего времени вы принимали такие справедливые меры для своей безопасности, что мне не остается ничего иного вам сказать, как только то, что недоверчивость есть мать безопасности; продолжайте по прежнему чувствовать всю цену этого правила и вы будете счастливы без помощи моего искусства. — Финета не получив больше никакого верного известия от волшебницы, возвратилась во дворец в величайшем смущении.
Через несколько дней после того, Принцесса была обручена с Бельавуаром, лицо которого представлял посланник, прибывший от своего Государя с этим предложением. После чего ее повезли в великолепном экипаже к высокому ее жениху. В первых двух пограничных городах владения Мулта-Кроткого Финета принята была торжественнейшим образом, а в третьем встретил ее сам Бельавуар, которому Король, его родитель, повелел сопровождать Принцессу до столицы. Все чрезвычайно удивлялись, замечая какую-то горесть, которая изображалась на лице доброго Бельавуара и в такое время, когда приближался столь пламенно всеми желаемый союз; даже сам Король ему выговаривал и не смотря на его упорство послал на встречу Принцессе.
Бельавуар увидев Финету, поражен был ее прелестями; он начал было говорить с ней, но с таким замешательством, что находившиеся тут придворные обоих Дворов, зная, сколько Принц любезен и умен, тотчас решили, что любовь лишила его присутствия духа. При въезде в столицу, повсюду раздавались радостные клики, гремела музыка и город весь был иллюминирован. Брак совершен и после того дан великолепный бал.
Финета не забыв совета волшебницы и сообразуясь с ее словами, уговорила одну из Шташс-дам принести в спальню соломы, пузырь бычачий, крови и кишок каких-нибудь животных с кухни. Сама же найдя предлог удалиться на несколько времени, вошла в спальную и сделала из соломы чучело, в средину которого положила кишки и пузырь с кровью; потом одела это чучело в женское ночное платье. Приготовив куклу Финета возвратилась опять к гостям. Вскоре после того новобрачных повели в спальню. Когда сопровождавшая их Штатс-дама вынесла свечи, то Финета бросила соломенное чучело на постель, а сама спряталась в углу комнаты.
Принц Бельавуар вздохнув очень громко три или четыре раза, взял меч и вонзил его в сердце мнимой Финеты. В ту же минуту он почувствовал, что кровь полилась ручьями и что соломенная его супруга лежала без движения. Что я сделал? Вскричал Бельавуар; для исполнения безрассудной клятвы, я лишил жизни прелестнейшую и любезную Принцессу. Плененный с первого взгляда ее красотой, я не имел силы презреть клятву, которой исполнение есть величайшее преступление; можно ли наказывать женщину за то, что она добродетельна? и так, Риш-Котель, я удовлетворил несправедливой твоей мести, но должен отомстить и за Финету собственной смертью. Так, прекрасная и злополучная Принцесса, этот же самый меч… Удержитесь, закричала Финета услышав, что Принц в отчаянии своем уронил меч и в темноте искал его: удержитесь, Принц, я жива; зная доброту вашего сердца, я была уверена, что вы станете раскаиваться, почему решилась невинной хитростью не допустить вас до убийства. После того Финета рассказала Бельавуару, каким образом в предосторожность сделала соломенное чучело, Принц узнав, что Финета жива, пришел в чрезмерное восхищение; он удивлялся благоразумию ее во всех подобных случаях и крайне был ей благодарен, что она не допустила ему совершить преступление, о котором без ужаса он не мог и помыслить, не понимая, как прежде не мог усмотреть ничтожности клятв своих, вынужденных хитростно. Если бы Финета пренебрегла правилом, что недоверчивость есть мать безопасности, то верно была бы убита. Смерть ее была бы причиной смерти и Бельавуара. Хвала осторожности и присутствию духа! Они предохранили двух достойных супругов от бедствия и приготовили им лучшую участь. Бельавуар и Финета до самой смерти страстно любили друг друга и долговременная жизнь, их протекала в таком благополучии и славе, что трудно описать.
Вот, Графиня, чудная история Финеты; признаюсь, что я долго ее рассказывал; но когда говорят сказки, то это значит от нечего делать. Тоже случилось и со мной. Написав эту историю для препровождения времени, я хотя и пораспространил ее, но как содержание довольно забавно, то уверен, что не утомит читателя или читательницу. Впрочем, прелестная Графиня, ее очень легко можно сократить; уверяю вас, в нескольких словах расскажу приключения Финеты, но все не так, как рассказывали мне, когда я был еще ребенком; повествование тогда продолжалось с добрый час.
Я не сомневаюсь, что прекрасная эта повесть заслужит ваше одобрение, но не знаю, известно ли вам, что говорит предание о ее древности. Оно уверяет нас, что трубадуры или Прованские рассказчики повестей изобрели историю Финеты гораздо раньше, нежели Абелард и знаменитый Граф Шампанский Теобальд начали сочинять романы. Сказки такого рода заключают в себе хорошую нравственность. Вы конечно заметите и это будет очень справедливо, что нянюшки, мамушки и надзирательницы хорошо сделают, если станут рассказывать их детям, чтобы внушить им любовь к добродетели. Не знаю, в то время, как вы были еще ребенком, рассказывали ли вам историю Финеты; но что касается меня, то:

От мамушки моей, небесное ей царство,
Финеты повесть я слыхал уж много раз;
Она твердила мне едва не каждый час,
Что хитрость, лесть, обман, коварство
Без наказания не останутся никак;
Что рано ль, поздно ли за злобно ухищрение
Виновного, Творца постигнет грозно мщение!
И этому пример здесь явно видит всяк:
Беспечность, леность, нерадение,
Двух сестер несчастий всех виной. —
Хоть их невольно преступление,
Но они долг забыли свой.
И вот мое какое мнение:
Не спорю в том, что заблуждение
Иногда можно извинять;
Но легковерность, нетерпение
Не должно девушкам прощать!
А истинную добродетель,
Всегда вознаградит Творец.
Он беспорочных душ свидетель,
Он спутник их, Он их отец!
Презрением изверга совета
И прозорливостью своей
Не доказала ли Финета,
Что Бог помощником был ей?

Понравилось? Не нравитсяНравится

« »

Еще: Читать сказки Шарль Перро


Нет комментариев, будьте первым