/ Поучительные рассказы и истории для детей

Он

Здравствуй, уважаемый читатель. В рассказе «ОН» Мамин-Сибиряк изображает мир глазами самого трусливого зверька – зайца. Этот герой рассказа, поссорившись с женой, поплелся в самые дебри леса и оказался на поляне у озера. Заяц только и успел спрятаться, как на поляне оказались волк, ястреб и щука из озера. Звери обсуждали кто из них наиболее опасный. Однако после недолгих споров на поляну пришел ОН и все хищники в ужасе попытались убежать от него, но не смогли. ОН убил ястреба, стрелой, пришиб камнем волка и вытащил на берег щуку – это оказался человек! Действительно человек самый коварный хищник, потому что он обладает разумом, а разум это самое сильное оружие. Мы рекомендуем рассказ «ОН» Мамина-Сибиряка читать онлайн деткам любого возраста, так как он чрезвычайно поучителен.

Что может быть беззащитнее зайца? Это сам страх, страх на четырех ногах… Заяц точно родился только за тем, чтобы бояться целую жизнь. От каждого шороха он чуть не падает в обморок и спасается только бегством. Но и бежит не так, как бегают другие звери, а точно хочет выскочить из собственной кожи… Вообще, существование с нашей человеческой точки зрения самое ужасное и позорное, какое только можно себе представить. Всякое другое животное, как белка, ворона, даже воробей — отчаянно защищают свою жизнь, а заяц даже и этого не делает.
Всего удивительнее то, что у зайца бывают свои скверные дни, точно мало ему обыкновенного страха, а нужно что-то особенное и необыкновенное. Именно такой день выдался для зайца сегодня.
Начать с того, что он проснулся в дурном расположении духа. Заячье логово было устроено между кочками, в глухой болотной заросли. Сюда никто не мог пробраться, даже охотничьи собаки, которым жесткая болотная осока до крови резала лапы. Заяц начал свой день с того, что поссорился с своей зайчихой. Дело вышло из-за каких-то пустяков, но это не мешало ссоре принять очень серьезные размеры.
— Уйду я от тебя, — грозил заяц. — Живи со своими зайчатами, как знаешь…
— И уходи, — упрямо отвечала зайчиха. — Обойдемся и без тебя… Вот нашел тоже чем испугать. Пожалуйста…
Собственно говоря, они говорили совсем не то, что думали. Зайчиха очень любила своего зайца, и он любил ее не меньше.
«А, тебе все равно? — думал обиженный заяц. — Хорошо же. Я тебе покажу, каков я есть на самом деле. Опомнишься, да будет поздно».
Нужно было чем-нибудь серьезно огорчить зайчиху, и заяц придумал. Если подняться от болота в гору, где рос лес, а потом спуститься к реке — это чудная прогулка. В болоте и кругом болота росли самые горькие травы, которые можно было есть только по самой горькой необходимости, а там в лесу, по лесным опушкам, а особенно на берегу реки, столько было самой аппетитной еды. Вся беда в том, что в эти заповедные места зайцы приходили кормиться только по ночам и то с большими предосторожностями, — там их ждали всевозможные хищники, начиная с совы и кончая волком. Днем не решались туда ходить даже самые отчаянные зайцы. Все попытки в этом роде кончались самым плачевным образом. Зайцы-смельчаки не возвращались из заповедного леса в свое родное болото… Чтобы досадить своей зайчихе и в конец ее извести, наш заяц и направился прямо в гору.
— Прощай! — крикнул он зайчихе, надеясь, что она ответит ему, броситься его удерживать, начнет упрашивать и плакать.
Но ничего подобного не случилось. Зайчиха сделала вид, что ничего не слыхала. Это коварство подруги возмутило зайца в окончательной форме. Теперь уж ничего больше не оставалось, как только идти вперед. Правда, что заяц страшно трусил, но ведь только страх создает героев. И чем больше он трусил, тем сильнее старался показаться храбрым. Так, вместо того чтобы бежать в густой траве, он отправился открытым местом; вместо того чтобы бежать, он шел шагом, оглядывался, а на самом опасном пункте он сел на задние лапки. Эге, пусть же теперь посмотрят на него все другие зайцы! А у бедной зайчихи, поди, уж давно душа в пятки ушла…
Не успел заяц подумать всех этих гордых мыслей, как в воздухе над самой его головой что-то страшно зашумело, точно сверху упал громадный камень. Это был громадный ястреб, нацелившийся на добычу со страшной высоты. Но заяц каким-то чудом увернулся от ястребиных когтей и стрелой вынесся по горе прямо в лес.
Но тут новая беда. На самой опушке лежал под кустом волк, карауливший какую-то добычу, и заяц со страху перелетел через него, точно им кто выстрелил.
— Вот косой чёрт! — обругал его волк, облизываясь. — Даже испугал, проклятый.
А заяц бежал и бежал все вперед, как сумасшедший и боялся оглянуться. Так он перебежал весь лес и очутился на берегу реки. Дальше и бежать уже было некуда. И вперед нельзя, и назад нельзя… Заяц бросился в береговые кусты и со страху заполз куда-то под корни старой ветлы, подмытые речной водой. Он только здесь перевел дух. Два раза он спасся от неминуемой смерти… Ух, как страшно! Собственно, испугался заяц только сейчас, когда сообразил в полном объеме грозившую опасность, и со страха даже закрыл глаза. Ему казалось, что кто-нибудь может подслушать, как бьется его заячье сердце. Вот до чего довела упрямая зайчиха! А ведь стоило сказать всего одно слово, и он вернулся бы в родное болото, к родному гнезду. Положим, болотная трава горьковата, но она все-таки лучше ястребиных когтей и волчьих зубов. Ах, мудрость всегда приходит немного поздно…

II.
Не успел заяц успокоиться, как услышал такой разговор:
— Положительно здесь пахнет зайцем, живым зайцем, — говорил, спускаясь к реке, волк, нюхая воздух.
— Я ничего не вижу, никакого зайца, — ответил ястреб, летевший над самой травой. — Ты ошибаешься, волк… Действительно, я давеча видел одного зайца, он ловко удрал от меня в лес.
— Это, вероятно, тот самый, который напугал меня. Я закусил парочкой рябчиков и не хочу зайчатины.
— Ия тоже закусил, — ответил ястреб. — Надо отдохнуть.
— Что же, доброе дело…
Ястреб сел как раз на ту самую ветлу, под корнями которой спрятался заяц. Волк подбежал к реке, полакал воды и поздоровался со щукой, которая неподвижно лежала в воде, точно полено.
— Ты, кума, вероятно, тоже закусила? — осведомился волк.
— Было дело, — лениво ответила щука. — Живого утенка проглотила, да двух пескарей. Вообще, ничего, живем помаленьку… А ты как?
— Тоже ничего…
Волк повалялся на траве, поискал блох и улегся поудобнее, чтобы вздремнуть после закуски. Он уже закрыл глаз, но потом фыркнул и заворчал:
— Нет, положительно пахнет зайцем… Это совсем особенный запах, с которым ничто не сравнится, особенно когда бываешь голоден.
— Ну его, зайца! — заворчал дремавший ястреб. — У тебя уж такая болезнь, что все зайцами пахнет.
Заячья душа окончательно ушла в пятки. Он не только не смел шевельнуться, а даже просто дохнуть. Много скверных минут пережил он в жизни, но подобного положения еще не приходилось испытывать. Наверно, ни один заяц в мире не попадался в такую живую западню… Он поджал лапки, приложил длинные уши к спине и закрыл глаза, стараясь сделаться меньше. О спасении не могло быть мысли, и заяц приготовился к смерти. Больше ничего не оставалось. Теперь он вспомнил еще раз о своей бедной зайчихе и зайчатах, о родном гнезде и понял, что виноват кругом сам. Если бы не поссорился давеча с зайчихой, если бы не побежал в гору… ну, да что тут говорить! Вообще, не стоит… Зайцу даже начинало казаться, что он уже умер и что вместо него прячется под корнями какой-то другой заяц.
— О чем вы спорите? — вмешалась щука в разговор волка с ястребом. — Зайца упустили? Эх, вы, ротозеи… Небось у меня бы не ушел живой… Раз и готово… У меня никто не вырвется… да… У меня даже и в горле зубы… Нет страшнее зверя, как щука.
— Тоже нашла, чем похвастаться, — засмеялся ястреб. — А где у тебя когти, как у меня? Или такой клюв? Вот уж я вцеплюсь в кого, так не вырвется… Недавно целого ягненка стащил. Поднимусь высоко-высоко, посмотрю оттуда добычу и брошусь камнем… Зайчишек я уж не считаю, — без счета ловлю их… Да… Нет страшнее зверя, как ястреб…
Волк слушал этот спор и только улыбался. Если уж на то пошло, так он и щуку, и ястреба съест в один момент. Страшнее волчьих зубов ничего нет…
— Меня страшнее нет! — сказала щука.
— Нет, я страшнее! — сказал ястреб.
— Какие вы глупые: всех страшнее я… Вот какие зубищи! Как ухвачу, никто не вырвется. Так и люди говорят про меня: волк зарезал. Меня все боятся… Если сосчитать, сколько я погубил зайцев, овец, телят, коров, лошадей — нет, и самому не сосчитать. Да… гм… а все-таки, господа, зайцем пахнет… Вы слышите?
— У тебя это помешательство, — успокаивал ястреб. — Какие тут зайцы… Если бы был заяц, так давно бы умер от страха.
Заяц, действительно, едва был жив. Очень уж приятный разговор… А тут еще привязался новый хищник, — это был паук. Он все время слушал спор и мотал свою паутину, а потом спустился на тонкой паутинке и проговорил:
— Господа, о чем вы спорите? Дело ясно само собой.. Страшнее и злее меня ничего нет на свете. Вы только подумайте, если бы я был ростом с ястреба… Посмотрите, какие у меня лапы, какие челюсти — все вы младенцы предо мной. У меня зубы даже на лапах… О, всем вам далеко до меня! Я… я…
Все это было до того страшно, что заяц уже начал чувствовать, как умирает. Он закрыл глаза и мысленно простился со всем, что оставалось дорогого в родном болоте.
— Я, господа…— продолжал паук, — у меня…
Но ему не довелось кончить речи, потому что ястреб предупредил:
— Тсс… Он!
Все хищники сразу присмирели и затаились.
Он, действительно, был тут, совсем близко. Это было преотвратительное, совсем голое животное… Всего отвратительнее было у него голое лицо, особенно когда он смотрел в упор своими глазами. Никакое животное не могло выдержать этого взгляда. А самым страшным у этой голой твари была способность улыбаться… И сейчас он стоял на опушке леса, смотрел на реку и улыбался. Волк начал пятиться со страху, пятился, пятился, и провалился в яму, в которой сидел заяц.
— Э, брат, вот отчего пахло все время зайцем, — проговорил он и прибавил: — Пожалуйста, не шевелись… Я закусил и не трону тебя. Пусть он пройдет…
Заяц осмелился спросить:
— Кто он?
— Ты не знаешь? Он — человек… О, это самый страшный из всех зверей!
Через минуту ястреб уже свалился с дерева, пронзенный стрелой; волк хотел убежать, но его догнал камень, брошенный из пращи. Еще немного, — и щука была вытащена на берег. Тогда заяц выполз из своей норы и сказал пауку:
— Ну, теперь я ничего не боюсь, потому что ничего страшнее не увижу!

Понравилось? Не нравитсяНравится +2

« »

Еще: Читать сказки Мамин-Сибиряк Д. Н.


Нет комментариев, будьте первым