/ Поучительные рассказы и истории для детей

Могила на крутояре

Как сложно найти понастоящему хорошее произведение, которое заденет все глубины нашего сердца, рассказ "Могила на крутояре" Абрамов Федор можно смело отнести к такой редкости. Народное предание не может потерять своей насущости, в силу незыблемости таких понятий как: дружба, сострадание, мужество, отвага, любовь и жертвенность. Небольшое количество деталей окружающего мира делает изображающийся мир более насыщенным и правдоподобным. Очарование, восхищение и неописуемую внутреннюю радость производят картины рисуемые нашим воображением при прочтении подобных произведений. Ознакомившись с внутренним миром и качествами главного героя, юный читатель невольно испытывает чувство благородности, ответственности и высокой степени нравственности. Присутствует балансирование между плохим и хорошим, заманчивым и необходимым и как замечательно, что каждый раз выбор правильный и ответственный. Каждый раз, прочитывая ту или иную былину, чувствуется невероятная любовь с которой описываются изображения окружающей среды. "Могила на крутояре" Абрамов Федор читать бесплатно онлайн будет интересно деткам, для них здесь много нового, и взрослым - они вспомнят свою молодость и детство.

1

Помню деревенское кладбище в жарком сосняке за болотом. Помню мать, судорожно обхватившую песчаный холмик с зеленой щетиной ячменя. Помню покосившийся деревянный столбик с позеленевшим медным распятием и тремя косыми крестами вместо букв…
И однако, не эта, не отцовская могила видится мне, когда я оглядываюсь назад.
Та могила совсем другая.
Красный деревянный столб, красная деревянная звезда, черные буквы по красному:

БЕЛОУСОВ АРХИП
ТЫ ОДНА ИЗ ЖЕРТВ КАПИТАЛА!
СПИ СПОКОЙНО,
НАШ ДРУГ И ТОВАРИЩ.

Сколько лет прошло с тех пор, как я впервые прочел эти слова, а они и сейчас торжественным гулом отзываются в моем сердце. И перед глазами встают праздники, те незабываемые красные дни, когда вся деревня — и стар и мал — единой сбитой колонной устремлялась к братской могиле на крутояре за церковью. По мокрому снегу, по лужам, спотыкаясь и падая на узкой тропе. И во главе этой колонны — мы, пионерия, полураздетая, полуразутая, вскормленная на тощих харчах первых пятилеток.
Но кто из нас посмел бы застонать, захныкать! Замри, стисни зубы! Ты ведь держишь экзамен. Экзамен на мужество и бесстрашие. Самый важный экзамен в твоей маленькой жизни…
Речь на могиле держал старый партизан.
Коряво, нескладно говорил он. И я ничего не помню сейчас, кроме выкриков: «Смерть буржуазной гидре!», «Да здравствует мировой пожар Октября!» Но тогда… Как будоражили тогда эти выкрики ребячью Душу!
Не было солнца, валил мокрый снег или хлестал дождь — в наших местах редко бывает тепло в октябрьские и майские праздники, — а мы стояли не шелохнувшись. Мы стояли обнажив головы. Как взрослые. И мы не замечали ни мокрого снега, ни дождя. Нам сияло свое солнце — красная могила, осененная приспущенными знаменами. Не нынешними пышными бархатными полотнищами, расшитыми сверкающим золотом, а теми забытыми — узенькими полосками дешевого красного ситца, прикрепленными к некрашеному древку.
Митинг завершался пением «Интернационала». А после «Интернационала» самое восхитительное для нас, ребят, — салют. Салют из дробовиков и наганов.
И, вздрагивая от грохота, всматриваясь восторженными глазами в распластавшийся дым над головой, мы, казалось, воочию переносились в те далекие вихревые годы, вместе с Архипом Белоусовым скакали в атаку…
Дома, едва переступив порог, я залезал на печь.
В щелях потрескивали тараканы. Ругалась мать, укрывая меня овчинным полушубком и растирая мои заледеневшие ноги. Но я был счастлив. Во мне звучала музыка революции. И мысленно я видел Архипа Белоусова, не живого и не мертвого, а эдакого былинного богатыря, на время заснувшего в своей могиле. И весь он с головы до пят покрыт знаменами, и красное сияние исходит от тех знамен, бьет мне в глаза…
2

Долго, годы и годы не был я в родных местах. И позади у меня пол-Европы, исхоженной в солдатских сапогах. И, казалось бы, что могло уцелеть во мне от того наивного и восторженного юнца, каким я отправлялся когда-то в большую жизнь из нашей лесной глухомани!
А помню, когда стал подходить к могиле на крутояре, я, как прежде, замедлил шаг. И, как прежде, сухая и горячая волна перехватила мне горло…
Сосны на крутояре разрослись. Деревянная оградка почернела. Но где же звезда? Почему я не вижу красной звезды?
Я подошел поближе к могиле, и сердце у меня упало.
Торчит порыжелый столбик над плоским холмиком, похожий на обрубок соснового ствола, а звезды нет. Звезда приставлена к подножию столбика, и черные буквы уже не прочитать. Я обошел оградку. Деревянные рейки кое-где сорваны с гвоздей, изрезаны буквами, а в одном месте была даже надпись, вычерченная гвоздем: « Володя + Надя»…
Из-за сосен слева, там, где виднелась начальная школа, шумно выскочили два босоногих мальчугана с деревянными автоматами у живота, бросили подозрительный взгляд на меня и построчили дальше. А на могилу Архипа Белоусова даже и не взглянули…
Вечером я пошел в сельсовет — днем он по случаю страды был закрыт.
Председательница, уже немолодая, целый день проработавшая на лугу баба — от нее так и несло жаром, — сперва не поняла меня. О чем это я так разоряюсь? О могиле? Да до покойников ли сейчас, когда чуть ли не из каждого окошка война зубы скалит? Потом помолчала и, вздохнув, сказала:
— Да и не больно-то нынче ходим на крутояр. Это, бывало, как праздник, дак всем скопом к Архипу Белоусову, а нынче — нет, не ходим.
— Почему?
— А дорога-то туда забыл какая? Снегом да водой брести надо. Половина деревни гриппом переболеет. А народишко-то нынче и без гриппа качает. Да если правду говорить, — высказала еще одно соображение председательница, — и ораторов-то подходящих у нас нету. Много ли у нас политически-то подкованных красных партизан? Тут который год доверили Егору Ивановичу — слезой изошел. Всех расстроил. А настоящий момент не осветил. И правильно указал нам райком, — вдруг самокритично и в то же время назидательно, как бы цитируя решение райкома, закончила председательница, — нельзя революционные праздники превращать в панихиду…
Мне очень хотелось заново водрузить красную звезду на нашем крутояре, но где взять плотника? Шла третья послевоенная страда. На весь колхоз, как горько шутили, было три с половиной мужика. И единственно, что я тогда сделал, это кое-как приладил старую звезду к столбу да очистил холмик от хлама.
Года через два после этого, когда я второй раз приехал на родину, могила была приведена в порядок. Но как?
Звезды не было вовсе. Стоял синий приземистый столб, а на столбе доска, тоже синяя, и надпись белилами:

НА СЕМ МЕСТЕ ПОГРЕБЕН КРАСНЫЙ ПАРТИЗАН
БЕЛОУСОВ АРХИП МАРТЫНОВИЧ.
СПИ СПОКОЙНО, ДЯДЯ, МЫ ТЕБЯ НЕ ЗАБУДЕМ.

Мне не надо было спрашивать, кто это сделал. Феоктист, племянник Архипа Белоусова, которому когда-то отчаянно завидовала вся наша школа. Ведь в праздники этот самый Феоктист имел право стоять в оградке, в святая святых, держа в руках приспущенное над могилой школьное знамя, в то время как мы, его товарищи, за счастье почитали, если нам удавалось пробиться к оградке.
«Да что с ним произошло? — спрашивал я себя. — Да как он, сукин сын, мог так надругаться над дорогой могилой?»
За звезду я его не винил — не у всякого держится в руках топор. Но почему он заменил старую крылатую надпись? Неужели он мог забыть ее? А этот синий мертвящий цвет… Красной краски не оказалось под рукой? В деревне Феоктиста не было, он жил и работал на лесопункте, и кого же я мог «взять за жабры», как не председательницу сельсовета, все ту же старую знакомую, усталую, вконец заезженную бабу, которая и на этот раз принимала вечером, после работы на поле.
По въевшейся за эти годы привычке она начала было с самокритических признаний, едва я раскрыл рот.
— Есть, есть у нас недостатки… Имеются… — закивала она головой, придавая своему лицу очень серьезное выражение. Потом вдруг взглянула на меня быстрым проницательным взглядом и, верно признав наконец, кто сидит перед ней, улыбнулась просто, по-бабьи. — Да что же это я, батюшко, все недостатки да недостатки… У нас ведь нынче с этими партизанскими могилами слава богу. Каменные памятники скоро будут. Да, да, как в городе. Объявляли весной на районной сессии: в области заведенье такое открывают. Чтобы для всех районов наделать…
Это было в сорок девятом году, в июле месяце. А каменный памятник на нашем крутояре появился в июне шестидесятого. Через одиннадцать лет. И председательницы сельсовета к тому времени уже не было в живых…
3

Первый каменный памятник, который я увидел в нашем лесном краю, меня не очень обрадовал. Уж больно неказист и невзрачен. Пирамидка низенькая, меньше чем в человеческий рост, — и главное — из какого материала? Из серого цемента с мраморной крошкой. В общем, из того самого материала, из которого в ту пору начали отливать для новых городских домов лестничные марши и площадки.
Но председатель райисполкома, с которым я ехал в машине, решительно не согласился со мной.
— Материал крепкий. На века! •- сказал он уверенно.
Настроение у председателя было отличное. Дела в районе шли неплохо, сам он был здоров и на хорошем счету у областного начальства, и ежели и раздражало что его в эти минуты, так это разве шляпа, теплая велюровая шляпа, которую он постоянно снимал со своей гладко выбритой головы. Шляпы в то время еще только входили в моду у районного начальства, и председатель, всю жизнь проносивший полувоенную фуражку цвета хаки, не без труда осваивал новый головной убор.
— Прошлое надо уважать, — говорил мне председатель. — Вот от этих самых героев ведем родословную. — И при этом не преминул подчеркнуть, что кампания по упорядочению партизанских могил — он так и выразился — в его районе завершена раньше, чем у соседей.
Я молчал. Я слушал председателя, смотрел на его оживленное вспотевшее лицо и со страхом думал: неужели и на других могилах увижу то же?
Увы, мои опасения оправдались.
Мы проезжали одну деревню за другой — большие, средние, маленькие — и везде, решительно везде стояли одинаковые пирамидки из серого цемента с белой крапиной. Низенькие, безликие и унылые. Как верстовые столбы на благоустроенной шоссейной дороге. Наш крутояр, конечно, тоже не был исключением. Его будто обезглавили.
Бывало, с какой стороны ни подходишь к деревне, откуда на нее ни глядишь, а уж красную звезду заметишь. Ее не минуешь глазом. А сейчас — пусто, голо на крутояре, и серую верхушку каменной пирамидки, чуть-чуть возвышающуюся над деревянной оградкой, я начал различать только тогда, когда поднялся на крутояр.
Целое кладбище выросло за эти годы на нашем крутояре. Антон Аншуков, Тихон Аверин, Павел Быстряев, Ефим Мерзлый, Кузьма Федоров…
Всех этих партизан я знал с детства. И были они, как мне казалось, не лучше и не хуже других мужиков. Такие же земные и грешные: работать так работать, гулять так гулять. И не потому ли сейчас, оглядывая их могилы, простые песчаные бугорки, густо засеянные рыжей нападавшей с сосен хвоей, я не испытывал того восторга и трепета, который всякий раз охватывал меня, когда я стоял перед могилой Архипа Белоусова?
Медленно ступая по выстланной дерном дорожке, я подошел к ограде, открыл калитку. Что такое? Где могила Архипа Белоусова?
Шесть фамилий выбито на лицевой стороне пирамидки, и только третьей среди них, совсем затерявшись в этом списке, — фамилия Белоусова…
Все так же, как в далеком-далеком детстве, за соснами полыхал багряный закат — казалось, сама вселенная склонила свои знамена над нашим крутояром, а могилы Архипа Белоусова не было. На месте ее торчал серый, унылый столбик, точь-в-точь такой же, как на десятках других могил.
И я смотрел на багровый закат, смотрел на этот столбик, густо исписанный ровными подслеповатыми буквами, и чувствовал себя так, будто меня обокрали.
4

В деревне оставался последний красный партизан — Лазарь Павлович Подшивалов. Человек по нашим местам знаменитый: в гражданскую войну был уездным комиссаром.
Я на всю жизнь запомнил тот день, когда Лазарь Павлович приезжал к нам в_деревню. Был какой-то праздник — не то богородица, не то петров день — и мы, мальчишки, с утра дежурили у дома его брата.
— Тише, тише! Сейчас выйдет!
И вот он вышел, молодцеватый, сверкающий, весь в кожаных поскрипывающих ремнях. А на груди у него — за бои с Юденичем — орден Красного Знамени с красным бантом.
И мы, мальчишки, первый раз видевшие орден, завороженными глазами смотрели на него.
А потом Лазарь Павлович играл с мужиками в рюхи. Палки были огромные, с хороший чурак, и вся деревня, собравшись поглядеть на редкого гостя, дивилась его силе и ловкости.
И еще я запомнил, как провожали Лазаря Павловича. По улице мчалась, словно выкованная из красной меди, пара рослых лошадей, а мы, мальчишки, неслись в пыли, падали, вскакивали и снова бежали.
С тех пор я больше не видел Подшивалова. Он жил в краевом центре, занимал видную должность, потом работал в Москве, на новостройках, потом долгие годы о нем ничего не было слышно…
И вот сидит сейчас передо мной одинокий старик, приехавший умирать на родину. Последний красный партизан в нашей деревне.
Меня поразила скромность и даже убогость его жилья. Стол накрыт газетой, деревянная койка застлана серым солдатским одеялом. Как будто тут были все еще двадцатые годы. И портрет Ленина на передней стене — известная фотография вождя, читающего газету, — был украшен тоже в духе того времени — двумя еловыми ветками, перевитыми красной ленточкой.
Ветки были зеленые, свежие, от них хорошо пахло смолой, и передо мною сразу же воскресли наши далекие красные праздники, и я без всяких предисловий заговорил о том, что меня мучило. Я так и сказал:
— Лазарь Павлович, что же это с могилой-то Архипа Белоусова сделали?
— А что? По-моему, неплохо. Был я недавно.
— Неплохо? Ну, знаете, свалить в одну общую кучу со всеми!.. — И тут я стал запальчиво говорить о том, что значила для меня, для моего поколения могила Архипа Белоусова.
Лазарь Павлович спокойно выслушал меня, сказал:
— Зря вы так. Зря. Ведь и те пятеро, которые нынче с ним, тоже проливали свою кровь за Советскую власть.
Я был согласен: историческую справедливость восстановить надо, тут я, что называется, обеими уками «за». Но разве это дело, что список красных партизан, выбитый на пирамидке, возглавляет Антон Аншуков? Неужели Лазарь Павлович не знает, в каких отношениях с зеленым змием был этот человек?
— Ну, насчет того, что Антон Аншуков правофланговым на памятнике оказался, я думаю, это правильно, — сказал Лазарь Павлович. — Он в те годы тоже на правом фланге был. Помню, раз послали его за языком в тыл к белякам, в родную деревню, так он что сделал? Отца своего, старика, привел, потому что ни одного мужчины в деревне не было, кроме отца, — все в лес убежали. Да, вот такой был этот Аншуков. А это он уж после на других поворотах забуксовал…
— Но при чем же здесь Архип Белоусов?
Лазарь Павлович снисходительно посмотрел на меня, улыбнулся:
— А при том, что Архип тоже человек был. И человек не шибко грамотный. Помню, за винтовку в ведомости расписаться надо, что, думаешь, поставил Архип? Крест. Вот и толкуй после этого, как бы он повел себя дальше в жизни — на крутых подъемах и перевалах. Подростком, мальчиком, можно сказать, погиб…
Я во все глаза смотрел на старика. Архип Белоусов — мальчик? Да еще неграмотный?
Лазарь Павлович смахнул слезу и стал рассказывать, как он, тогдашний военком, отправлял Архипа на войну.
— Зима была, стужа лютая, а он, гляжу, в старом полушубчонке, в валенках стоптанных, с чужой ноги. Своих-то парень еще и не нашивал — худо жили, вечно в нужде. И только всего и нового на нем, что красный лоскут на папахе. Партизан. Доброволец. Вот, думаю, за Советскую власть парень идет помирать, а нам и обуть и одеть его не во что… Ну, у меня перчатки теплые были, кожаные, снял с руки, отдал. Так уж он радовался! Рукава у полушубка длинные — нарочно закатал, чтобы все видели евонные перчатки… Да только мало поносил. Через неделю привезли обратно. Мертвого. Лежит на санях в том же полушубчонке, в тех же валенках с заплатами. Смерзся, посинел, маленький, как ребенок. Только по волосам и признаешь — светлые, хмелиной вились. И тоже обмерзли, заиндевели. Как будто поседел он…
Лазарь Павлович после этого долго и старательно откашливался.
В окна глухо постукивал косой дождь. Темные дорожки бежали по верхним незанавешенным стеклам, и лицо у старика тоже было мокрое.
Я тихонько встал и вышел на улицу. На деревне было темно, как в глухую осеннюю ночь. Ни одного огонька не было в окнах: видимо, всех сегодняшнее ненастье застало врасплох.
Дождь не утихал. На открытых местах выл и свистел ветер. В такую непогодь я любил, бывало, стоять под соснами у партизанской могилы. Сосны шумели, охали и стонали. А мне все казалось, что это стонет и охает Архип Белоусов, у которого разболелись в ненастье старые раны. И когда впереди, в бледных вспышках молний верблюжьим силуэтом обозначилась старая церковь, я машинально, по давней привычке, свернул с дороги и зашагал к крутояру…

Понравилось? Не нравитсяНравится

« »

Еще: Читать сказки Абрамов Федор


Нет комментариев, будьте первым