/ Поучительные рассказы и истории для детей

Медведь-пожарник

Как сложно найти понастоящему хорошее произведение, которое заденет все глубины нашего сердца, рассказ "Медведь-пожарник" Уралов М. можно смело отнести к такой редкости. Несмотря на то, что все сказки - это фантазия, однако же зачастую в них сохраняются логичность и череда происходящих событий. Десятки, сотни лет отделяют нас от времени создания произведения, а проблематика и нравы людей остаются прежними, практически неизменными. Поразительно то, что сочувствием, состраданием, крепкой дружбой и непоколебимой волей, герою всегда удается разрешить все беды и напасти. Воодушевление предметов быта и природы, создает красочные и завораживающие картины о окружающего мира, делая их загадочными и таинственными. "Добро всегда побеждает зло" - на этом фундаменте созиждится, подобные данному и это творение, с ранних лет закладывая основу нашего миропонимания. В произведениях зачастую используются уменьшительно-ласкательные описания природы, делая этим представляющуюся картину еще более насыщенной. "Медведь-пожарник" Уралов М. читать бесплатно онлайн очень интересно тому, кто устал от Шреков, Трансформеров и прочих однотипных и бессмысленных произведений.

Было это в том году, когда на Камчатке горели леса. Пришли раз в деревню камчадалы-охотники и рассказали, что будто в тайге страшенного роста медведь объявился и пожары тушит. Как тушит? Чем тушит? Никто не знает, а только тушит, от большой беды спасает — леса, зверей, птиц. Сами они медведя-пожарника на горе Гаргачан видели. Поклонился он им два раза вот так и мимо прошел — не тронул. И они в него стрелять не стали. Так друг друга и не обидели. Разошлись по-хорошему. Рассказ этот больше всех взволновал пионера Кумчу.
— Медведь-пожарник?! Вот так штука! Как же он с огнем справляется? У него стоведерная бочка есть, что ли? А на ком воду возит?
Засыпал Кумча охотников вопросами. Но они сами не знали, как медведь тушит огонь, и ничего Кумче не ответили. Всю ночь ворочался Кумча в постели. Не спится. Только глаза закроет, а перед ним тайга так огнем и пылает. В дыму птицы испуганные кружатся, звери кто куда прячутся… Только медведь-пожарник огня не боится. Обхватил стоведерную бочку и знай водой поливает…
Очень захотелось Кумче на такого «пожарника» взглянуть, и решил он пригласить в компанию своего верного друга Витьку и сегодня же с утра отправиться на Гаргачан. Витькин отец заведовал школой и как раз вчера в город уехал. Только солнце начало всходить, Кумча уже был около Витькиной постели. Рассказал ему все по порядку и решительно сказал:
— Поедем, Витька, на Гаргачан! Посмотрим, как Топтыга пожар тушит. Поедем, Витька, ну?..
Витька выпучил на него глаза, переспросил:
— На Гаргачан? К медведю?
— Ну да, к медведю!
— О-одни?
— А кого нам надо? Пусть никто не знает, а когда вернемся, расскажем. Вот удивятся все… не поверят!
— Ну и пусть не верят, — самодовольно заметил Витька. — А только где мы ружья возьмем?
— На што нам ружья? Сказано тебе — медведь смирный. Охотникам поклонился, а нам и подавно…
— Да-а, подавно, подавно!.. А вдруг рассердится, что мы в тайгу пришли, догонит да ка-ак шлепнет!..
— А мы ножи возьмем! У меня два. Хочешь, я тебе один дам? А, хочешь?
— Да нож-то теперь у меня у самого есть. Эвон какой, папка подарил!—И Витька вытащил из-под подушки американский охотничий нож с костяной рукояткой, в кожаном чехле.
— У-у-у… какой нож! Да у меня нож! Кого же нам бояться? А? Поедем, Витька!
— Ну, ладно. Поедем. Только чур, я хоть лук, да возьму. Наконечники у моих стрел костяные, острые… Если медведь за нами на березу полезет, я — раз в глаз! — тут он на землю и шлепнется. Верно?
— Ага„ возьми, возьми! А я котелок да кусок мяса захвачу. Обед где-нибудь сварим.
Длинный бат, выдолбленный из целой осины, плавно плыл возле берега. Кумча стоял на корме и отталкивался шестом. Витька стоял на носу и тоже отталкивался шестом. Так они благополучно добрались до крутого переката, от которого до Гаргачана — рукой подать. Из-за тальника уже виднелась его зеленая макушка, как вдруг сильное течение отбросило бат на груду торчавших камней. В тонком днище образовалась пробоина. К ногам Витьки хлынула холодная вода. Он побелел от ужаса» крикнул:
— Кумча! Бат проломило… потонем…
— Не ори! Где проломило? Наступи на пробоину пяткой, наступи!..
— Сам наступи! Не поплыву я на таком бате — утонем! Поворачивай к берегу.
— Зачем к берегу?
— Я выйду…
— Трус! Наступи, говорю! Поедем дальше…
— Ну тебя! Езжай один!—выкрикнул Витька и, выпрыгнув из бата, поплыл к берегу.
— Ах, так… На попятную… Так, так! —заругался Кумча и, навалившись грудью на шест, подвел бат к берегу.
Витька выбрался на зеленую лужайку и только хотел раздеваться, чтобы высушить штаны и рубашку, как перед ним вырос раскрасневшийся Кумча. Он тяжело дышал и от злости, казалось, готов был разорвать Витьку.
— Стой! Разве так товарищи делают? Помогай вытаскивать бат, пробоину заткнем — дальше поедем.
— Не хочу!
— Помоги, говорю! Трус!
— Сам трус! — буркнул Витька, но все-таки нехотя взялся за веревку.
Оторвав от штанины лоскут и вооружившись ножом, Кумча законопатил пробоину и всю дорогу отталкивался за двоих, не проронив ни слова…
Уже темнело, когда наши герои подплыли к подножью горы Гаргачан. Оба они были мокрые, усталые, молчаливые. Вытащив бат на берег, друзья оглянулись. Солнце уже садилось за густой тальник, освещая лишь самую макушку Гаргачана. На макушке зеленел пышный куст кедровника. От него до самой воды спускался песчаный склон. По склону то и дело, подпрыгивая, катились мелкие камешки, стронутые вверху то лапками мышки-землеройки, то крылом вспорхнувшей куропатки. Закинув голову кверху, Витька улыбнулся и, забыв про ссору, сказал:
— Ух ты, кручь-то какая!..
— На лыжах не скатишься. Вниз головой пойдешь, — охотно ответил Кумча.
Наломав сучьев, друзья развели костер и сварили кусок оленины, предусмотрительно захваченный Кумчой. Обгладывая кость, Витька удрученно заметил:
— Придется ночевать.
— А ты боишься?
— Него бояться? Только вот дров у нас не хватит. На берегу около переката сухая ветла лежит — сбегаем, притащим?.
— Сбегаем, — отозвался Кумча.
Бросив на костер остатки дров, они побежали к перекату. Когда они вернулись обратно, костра не было. В темноте они даже не сразу нашли его пепелище.
— Кумча, где нее костер? — полушепотом произнес Витька.
— Сам не знаю. Погас, что ли?
— Может, мы заблудились? —Витька шагнул к берегу, чтобы посмотреть, лежит ли около кустов бат. Под ногами загремел котелок. — Кумча, кто-то здесь был! Вот и наш котелок отброшен в сторону. Прижавшись друг к другу, теряясь в догадках, Кумча и Витька с минуту вспоминали, не подслушал ли кто их сговора, не подкараулил ли, когда они сталкивали в речку бат. Может, камчадалы-охотники подшутили над ними? Подкрались и залили костер? Кумча пополз на четвереньках по земле и нащупал рукой пепел.
— Витька, сырой пепел-то! — закричал он.
— Ну?
— Честное пионерское! Да вот и головешка вся мокрая…
Витьке стало так страшно, что он забормотал сквозь слезы:
— Может, не ребята затушили, а медведь был… Побежим. Кумча, отсюда!
— Куда?,
— Хоть на тот берег…
— Медведь плавать умеет. Давай лучше скорей другой костер разведем.
— Ну, давай, давай!
И они принялись за работу. Яркое пламя огня ободрило ребят. Они непременно решили разгадать тайну и стали внимательно присматриваться к мокрому пепелищу. Вдруг Витька заметил на пепле отпечаток медвежьей лапы. Большущая круглая пятка, широкая подошва и пять толстых оттопыренных пальцев ясно говорили о том, что здесь был медведь. Густая трава между костром и берегом была помята, и на ней искрились водяные капли.
— Медведь был! —прошептал Витька.
— Ага, — согласился Кумча. — Видишь, трава мокрая. Эта он из речки воду на костер носил.
— Чем же он ее носил?,
— Чем, чем! Нашим котелком…
— Ко-тел-ком? — И, стараясь разглядеть, не валяется ли где стоведерная бочка, Витька оглянулся по сторонам. В это время на Гаргачане послышалось страшное рычание.
— Пожарник!!!—вскрикнули ребята и, взглянув кверху, оцепенели от ужаса.
Из-за куста кедрача вышел огромный медведь. Он, рыча, оглядывался вокруг, потом сел на задние лапы, уперся передними в рыхлый песок, как на салазках, пронесся по склону и шлепнулся прямо в воду. От страха ни Кумча, ни Витька не помнили, как оба они оказались на вершине самой высокой березы. У обоих стучали зубы. На Витькином лбу появилась глубокая царапина, и синяя рубаха превратилась в распашонку. Кумча отделался страхом, но зато он сидел на березе много ниже Витьки. Медведь выбрался на берег, подбежал к костру. Рявкнув, он ударил раз-другой по горящим головешкам лапой, разбросал их и лег мокрым брюхом на горящие угли.
Поднялся густой пар, дым… Стало темно. Чуть запахло паленым. Повернувшись сперва на один, затем на другой бок, медведь поднялся и снова бултыхнулся в воду. Долго смачивал он свою шерсть в реке, стараясь набрать побольше воды, наконец опять вылез на берег и лег на затухающий костер. А когда он совсем потух, медведь обошел вокруг пепелища и так же затушил разбросанные головешки… Покончив с последней головешкой, «пожарник» лениво побрел в гору.
С трудом дождались ребята утра. Как только рассвело, они поспешно пустились в обратный путь и к вечеру были уже дома. Но рассказов об этом приключении им хватило на много-много дней.

Понравилось? Не нравитсяНравится


Еще: Читать сказки Уралов М.


Нет комментариев, будьте первым