/ Авторские сказки

Мальчик из Сиреневой Страны

Незнакомец, советуем тебе читать сказку "Мальчик из Сиреневой Страны" Агазаде Алия самому и своим деткам, это замечательное произведение созданное нашими предками. В произведениях зачастую используются уменьшительно-ласкательные описания природы, делая этим представляющуюся картину еще более насыщенной. Вероятно из-за незыблемости человеческих качеств во времени, все нравоучения, мораль и проблематика остаются актуальными во все времена и эпохи. Зачастую в детских произведениях, центральным становятся личностные качества героя, его противление злу, постоянно пытающегося сбить добра-молодца с верного пути. Благодаря развитой детской фантазии, они быстро оживляют в своем воображении красочные картины окружающего мира и дополняют пробелы своими зрительными образами. Преданность, дружба и самопожертвование и иные положительные чувства преодолевают все противостоящие им: злобу, коварство, ложь и лицемерие. Просто и доступно, ни о чем и обо всем, поучительно и назидательно - все входит в основу и сюжет данного творения. Сказка "Мальчик из Сиреневой Страны" Агазаде Алия читать бесплатно онлайн будет весело и деткам и их родителям, малыши будут рады хорошему окончанию, а мамы и папы - рады за малышей!

(сказка для взрослых)
В сказке всегда всё как в жизни, но в жизни никогда не бывает как в сказке.

Глава первая

О Сиреневой Стране и о том, как всё началось

Однажды давным-давно, когда Бог придумал Землю и поселил на ней человека, дав ему жизнь, но не успев объяснить как ею пользоваться, на Земле появилась Сиреневая Страна. Всё в этой стране было сиреневым. Закат, рассвет, море, реки, горы, трава. Почему сиреневая? Потому что Бог решил не раскрашивать это место. Просто решил посмотреть, что из этого получится, если на Земле будет хоть одно необычное место, отличное от других. Поэтому здесь и был один цвет. В этой стране не жили люди. Бог решил, что человеку рано жить в месте, где всё сиреневое. Просто у него начались бы чесаться руки всё здесь раскрасить, но Богу этого не хотелось. Он создал её для себя и ещё не решил, что с ней делать и каких именно людей там поселить в дальнейшем.
Сначала Бог создал здесь Небо и Море, потом Солнце и Луну. Через некоторое время здесь появились сиреневые горы, затем животные, рыбы и даже дельфины. А также сиреневые фрукты и овощи. Они были единственными обитателями этой необыкновенной страны и очень гордились этим. Они никогда не завидовали друг другу, потому что все были одного цвета, никогда не пытались соревноваться друг с другом и любили друг друга, потому что некого было больше любить. Каждое утро Солнце, Луна, Море, Небо, звёзды и горы говорили друг другу доброе утро, укладывали звёзды и Луну спать и начинали новый день. Каждую ночь Луна пела Солнцу колыбельную песню, дожидалась, чтобы оно заснуло и приносило с собой тёмное покрывало, чтобы укрыть уставшее Небо. Море играло в игры с сиреневыми дельфинами, выбрасывало на берег сиреневые ракушки, а горы украшал сиреневый снег, который никогда не таял. В лесах жили сиреневые животные, которых нигде больше не было. Животные умели разговаривать с Морем и Небом, видели улыбку Солнца и никто из них даже не подозревал, что на Земле живёт Человек, где-то там далеко, строит новый мир и что-то изобретает. Они также не знали о других цветах, потому что даже радуга, после сиреневого Дождя была здесь всегда только сиреневая. Они жили так много лет, тихо наблюдая за происходящим в их стране, в дали от шума и страданий и думали, что так будет всегда. Может, так оно и могло бы продолжаться вечно. Может, Сиреневая Страна так и осталась бы нетронутой и счастливой, никогда не узнав о человеке. Никто не знает какая судьба была уготована для этой маленькой земли, на которой не было предательства. Но однажды, когда этого никто не ждал и всё было как прежде, в Сиреневую Страну попал мальчик.

Глава вторая,

в которой обитатели Сиреневой Страны знакомятся с мальчиком

Однажды ранним утром, когда зевая и потягиваясь на Небе появилось Солнце, ещё не согревшее всё вокруг, начался новый день. День молчал, потому что сам верил, что он обыкновенный. Никто не знал, какой он по счёту. Дни здесь не считали, но что-то подсказывало Солнцу, что день и правда совсем новый. Хотя он был такой же как все остальные, ничем не выдающий свою особенность. Обычный сиреневый день. И именно этот день всё изменил в жизни Сиреневой Страны. День, в котором появился мальчик.

Когда Солнце обнаружило мальчика, он неподвижно лежал на берегу моря, и Солнце недоумевало как он сюда попал. Оно позвало всех и решило разобраться как же это странное создание угодило в Сиреневую Страну, где столько лет ничего не менялось. Но никто не знал как это произошло. Удивлённые обитатели Сиреневой Страны, собравшиеся вокруг мальчика, смотрели на него и шептались.

— Откуда он взялся? — удивилось Солнце. — Я спал всю ночь и не слышал шума.

— Я тоже его не видела. — отозвалась сонная Луна, не успевшая лечь спать.

— А может ты уснула и не заметила его? — подсказало Небо.

— Нет-нет. — возмутилась Луна. — Звёзды его тоже не видели.

— Если никто его не видел значит… — испуганно начало предполагать Небо он родился здесь. — наконец закончило оно.

— Ах! — испуганно вскрикнуло Солнце. — Как же это произошло?!! Здесь никто не рождается! Мы всегда здесь!

— А кто это? — поинтересовался дельфин, неразлучный друг Моря. — Какое странное создание. — заключил он, высунувшись из моря и внимательно разглядывая малыша.

— Тихо! — зашумело море. — Он просыпается.

Мальчик открыл глаза и испуганно заморгал. Потом он встал на ноги огляделся вокруг, широко раскрыв детские, большие, зелёные глаза, но вскоре снова сел на песок в недоумении где он. Обитатели Сиреневой Страны внимательно смотрели на него и не знали как заговорить. Они разглядывали его с ног до головы, удивленно и смущенно и первое, что они увидели… о ужас! Мальчик был не сиреневый. Они не могли в это поверить. Значит он не мог родиться здесь. Всё что появляется здесь всегда только и только сиреневое. Первым заговорило Солнце.

— Здравствуй, чужестранец!

Казалось, мальчик совсем не удивился. Словно знал как всё будет происходить. Словно Солнце говорило с ним всю жизнь и ничего сверхъестественного не произошло и на этот раз. Он поднял голову и, взглянув на Солнце, вежливо ответил.

— Здравствуйте.

— Мы рады приветствовать тебя в Сиреневой Стране. — по-доброму продолжало Солнце.

— Сиреневая страна… — повторил мальчик. Так вот почему здесь всё такое сиреневое! — радостно сказал он. Казалось он почувствовал себя счастливым от того, что ему удалось хоть что-то понять.

— Конечно. — зашептало Море. — А какого ты цвета? — спросило оно, коснувшись ног мальчика, словно пытаясь понять, из чего он сделан. — И кто ты?

— Я? — снова испуганно произнёс мальчик. — Я… Я не знаю! — сказал он и закрыл лицо руками. — Во мне много цветов…, но я знаю, что у меня зелёные глаза.

— Зелёные? Что это за цвет? Кто его придумал? — не унималось Солнце.

— Я не знаю. — мальчик казался очень расстроенным и поэтому, вынырнувший из Моря дельфин решил подбодрить его.

— Не горюй, малыш! Мы обязательно узнаем кто ты. Ты только скажи имя у тебя есть? Меня, например, зовут Фимидус.

Мальчик улыбнулся и тихо сказал.

— А меня Игги.

— Ну и прекрасно! — воскликнул Фимидус. — Давай дружить, Игги.

Идея показалась Игги утешающей, и он с радостью протянул свою детскую ручонку к сиреневому плавнику Фимидуса.

Но Солнце всё ещё находилось в замешательстве. Узнать об Игги больше было очень любопытно. И Солнце сделало ещё одну попытку задать вопросы.

— Скажи, Игги, а где ты жил раньше? Расскажи нам про свою жизнь. И как ты, собственно, попал сюда? — неуверенно добавило оно.

Игги помрачнел, но всё же ответил.

— Хорошо, я расскажу вам. Слушайте.

Глава третья,

в которой Игги рассказывает свою историю

Игги удобно уселся на сиреневый песок, скрестив ноги, и начал вести свой рассказ о том, кто он и как всё было. Тем самым он не только рассказывал об этом обитателям Сиреневой Страны, а как бы пытался сам понять, что же он тут делает.

— Однажды я проснулся и понял, что я есть. Меня называли мальчиком, человеком, но почему-то все считали меня не совсем обычным. Я жил в доме и у меня были мама и папа. Это такие люди, которые необходимы всем, особенно детям, потому что дети не совсем самостоятельные. Но я думаю, что они в большинстве случаев играют роль надзирателей и ругают за ошибки, которые совершали и совершают сами. Родители часто говорят, что дети сокращают им жизнь, но тем не менее они хотят их иметь. Странно, правда? Потом дети вырастают и становятся папами и мамами, повторяют всё те же ошибки и так всю жизнь. Но я, почему-то, всегда считал, что это вовсе не мой дом и что я должен жить в каком-то другом месте. Это так странно. Мне казалось, что мой дом далеко отсюда и в это место я попал по нелепой ошибке. — га минуту Игги задумался и посмотрел вдаль на небо, словно там и был его дом, а потом снова продолжил. — Люди очень странные существа. Вы, конечно же, про них ничего не знаете. Они похожи на меня, но цвета у них разные. Они делают очень странные и непонятные вещи. А иногда очень даже страшные…

— Какие, какие?! Расскажи! — заверещал Фемидус.

— Если бы ты только знал, Фимидус! — печально начал Игги. — Они едят не только растения, но даже животных!

— Какой кошмар! — завопил дельфин.

— А таких дельфинов как ты, — продолжил мальчик — они ловят, сажают в бассейны и заставляют прыгать через кольцо. Все на это смотрят и им нравится. — печально заключил Игги.

— О-о-о-о-о! — Фимидус понурил голову и жалобно простонал — Бедные, бедные дельфинчики!

— Бывает ещё хуже вещи делают. — снова сказал Игги.

— Что же? — в отчаянии спросило Солнце.

— Они… они… беспричинно рвут цветы и кладут их в вазы.

— Ну это уж слишком! — недовольно отозвалось Небо и робко спросило — Игги, расскажи же как ты попал сюда.

— Я не знаю. — начал мальчик, опустив голову. — Я спал. Мама пришла поцеловать меня на ночь и рассказала историю про волшебницу, которая исполняет желания по пятницам….

— Пятница? — удивился Фимидус. — А что это такое?

— Это день недели…..

— Недели? — снова удивился дельфин.

— Ну… это человек придумал. Время, распорядок….

— Время… не понимаю…

— Конечно не понимаешь. — с тоской в голосе ответил Игги. — Это всё человек сам придумал для себя. Это такое создание, которое живёт по дням, часам, минутам, секундам, годам… Это такое исчисление времени. Они используют такие понятия как всегда, вечно, но для них это не имеет такого смысла как для вас здесь, понимаешь? У них всё запланировано и решено на годы вперёд. Они по другому не умеют.

Фимидус явно не понимал, о чём говорит Игги, но очень хотел понять, что же всё это означает. В этот момент Солнце вновь заговорило.

— Ну продолжай же, Игги. Рассказывай дальше.

— Потом мама ушла. — снова заговорил мальчик. Я засыпал и думал о том, что сегодня пятница. Я закрыл глаза и решил попробовать. Загадал желание и….. вот я здесь.

— Ты загадал желание попасть в Сиреневую страну? — спросил Фимидус.

— Нет, нет. Я и не знал об этой стране совсем! Я загадал желание оказаться там, где лучше всего на Земле.

— Значит у нас лучше всего на Земле! — обрадовался Фимидус. — Так это же здорово. Оставайся с нами! Навсегда!

Игги улыбнулся. Для этого дельфина всё было таким простым, таким понятным и добрым. Почему же люди так не умеют, думал он, почему всё усложняют и рушат? Его размышления прервались тихим голосом.

— Я знаю, что надо делать. — сказала, уставшая от ночной работы Луна. Давайте отведём его к старому Плентусу. Он знает всё, потому что живёт в Сиреневой Стране миллионы лет. Он был здесь ещё когда нас не было. Только он знает ответ на вопросы Игги.

— Правильно! Правильно! — подхватили все. — Пойдёмте к Плентусу!

Глава четвёртая,

в которой Плентус открывает Игги тайну

Плентус жил далеко за последней горой Сиреневой Страны. Вообще-то все думали, что здесь и заканчивается страна, но всё же точно не знал никто. Туда Игги привёл сиреневый Дождь, тёплый и несолёный, который лил всю дорогу, а когда Игги дошёл, перестал, возвещая тем самым об окончании пути. Игги тихонько вошёл в узкий проход небольшой пещеры. Огляделся вокруг, не зная, что сказать и вдруг услышал низкий голос, эхом окативший всё пространство.

— Зачем ты пришёл мальчик? — требовательно спросил голос.

— Я хочу поговорить с великим Плентусом. — ответил Игги уверенно. — Луна сказала, что он может мне помочь.

— Я — Плентус. — ответил голос. — Спрашивай. — скомандовал он. — Не бойся.

В пещере отовсюду свисали сталактиты, а снизу к ним тянулись сталагмиты. Игги сел на сломавшийся сталагмит и стал напряжённо ждать, что же последует дальше. Пещера озарилась сиреневым светом и из этого дыма возник… сомнений не было Великий Плентус. У него не было лица. Был лишь сиреневый дым, принимавший разные формы. Он мог стать расплывчатым, маленьким, заполнить всё пространство, исчезнуть, раствориться как пыль, стать прямоугольным, принять форму пещеры и сталактитов. Плентус громко заговорил.

— Что ты хочешь знать, Игги? — спросил он.

— Я хочу спросить, кто я и, что здесь делаю и ещё почему здесь всё сиреневое и почему здесь… нет людей? — ответил Игги, не задумываясь откуда Плентусу известно его имя.

— А ты хочешь обратно к людям, Игги? — спросил в свою очередь дух.

Игги побледнел, схватился за голову и застонал.

— Нет! Не отправляйте меня к ним! Пожалуйста! Только не к ним! Я не хочу обратно. От них одна беда. Просто я хочу знать зачем я здесь.

— Хорошо, Игги. — ласково сказал Плентус. — Я тебя никуда не отправлю. Но расскажу тебе вот что. Ты здесь, чтобы научиться быть счастливым и чтобы ты не боялся людей, как сейчас. Ты можешь жить в Сиреневой Стране сколько хочешь. Тебя никто никогда не прогонит отсюда, но помни, ты не можешь остаться здесь навсегда. Это твое испытание. Ты — мальчик, человек. Людям здесь не место. Но ты не совсем человек. Ты — нарисованный мальчик, который обречён жить среди людей, потому что подобен им.

— Нарисованный? Что это значит? Как? Кто меня нарисовал? — испуганно спросил Игги.

— Твоя мама. — ответил Плентус, приняв образ красивой длинноволосой женщины с улыбающимися глазами, в которой Игги сразу узнал ту, которую называл мамой. — У неё не было детей, — продолжал дух — а она мечтала о них. Она нарисовала тебя таким, какой ты сейчас и загадала желание иметь сына. В тот день была пятница и волшебница, о которой она тебе рассказывала, пожалела её и исполнила это желание. Она оживила тебя, а твоя мама дала тебе имя. Но есть кое-что, чего она не смогла сделать и этого уже не исправишь…..

— Что же это? — спросил Игги дрогнувшим голосом.

— У тебя всё настоящее, как и у всех людей, кроме…….. — Плентус замолчал.

— Кроме? — настаивал Игги.

— Кроме твоего сердца. Оно так и осталось нарисованным. И с этим ничего не поделаешь. Нарисованное сердце не умеет любить и, поэтому ты не умеешь любить людей, которые тебя окружают. А в их мире очень трудно жить без любви.

— Моя мама любит меня. — уверенно сказал Игги.

— Да, Игги, любит. — согласился Плентус. — А ты её любишь?

— Я…? я… не знаю. — тихо сказал Игги, напуганный этим вопросом.

— Тебе придётся сделать выбор, мой мальчик. Ты должен будешь покинуть Сиреневую Страну и вернуться к людям, научившись любить их или же… ты обречён на вечное скитание по планетам, на жизнь среди звёзд, в тишине и зловещем покое. Но помни, малыш, тебя ждут тяжёлые и очень серьёзные испытания.

На этом Плентус затих, а потом и вовсе исчез, а Игги выбежал из пещеры, и его нарисованное сердце бешено колотилось, совсем как настоящее.

Глава пятая,

в которой начинаются испытания Игги

Шло время, и Игги остался жить в Сиреневой Стране. Её обитатели уже привыкли к этому молчаливому, тихому и порой грустному существу. Они полюбили его, и жизнь теперь казалась более яркой и интересной, потому что Игги был чужестранец и мог многое рассказать о других странах, а главное о цветах. Но когда ему задавали вопросы, мальчик мрачнел и совсем не хотел на них отвечать.

Фимидус стал его лучшим другом. Они вместе играли и проводили дни на берегу. По ночам, если Игги не мог заснуть, Луна рассказывала ему истории о Сиреневой Стране, днём Солнце и Море играли с ним. Тёплый сиреневый Дождь поил его, а лес давал ему пищу. Там же он спал под кронами деревьев на груде опавших, сиреневых листьев. Так шли дни, и Игги был счастлив, живя в Сиреневой Стране. Единственное, что мучило его было предсказание Плентуса. Он боялся этих слов, которые заставляли сжиматься нарисованное сердце мальчика. Да, людей он не любил, но почему-то его влекло к ним, и часто когда изо всех сил он пытался понять их, быть похожим на них и просто жить среди них все его попытки кончались неудачей. Он часто думал о том, что хорошо жить одному и даже начинал радоваться, что здесь никого нет.

Однажды он сидел на берегу моря, согнув ноги в коленях, опираясь на них локтями, и всматривался в даль, словно ждал кого-то.

— О чём ты грустишь? — ласково спросил Фимидус, плескавшийся неподалёку. Хочешь домой?

— Нет. — ответил Игги. — Мне надо о многом подумать. Плентус сказал, что я должен научится любить людей, а как мне научиться любить их если я их не понимаю! Да и они такие скучные и совершенно безразличны мне. Я не знаю, кого мне любить, как любить и что делать. Да тут и нет никого.

— Но тебе надо постараться, а то попадешь в космос и погибнешь там, — прошептал Фимидус, словно боялся этого сам.

— Я и среди людей погибну. — с тоской сказал мальчик. — Я не такой как все, значит, не смогу любить как все. Это так печально быть таким странным и отличаться от всех, так скучно и тоскливо скрывать это от людей, притворяться будто не знаешь обо всех их поступках наперёд.

— Послушай, что я тебе скажу, Игги. — сказал дельфин, глядя в зелёные глаза мальчика. — Обычные дельфины не могут улыбаться и говорить, как могу я и я счастлив, что не такой как все. Значит и ты должен быть счастлив от того, что ты не такой как остальные люди. Оставайся с нами сколько захочешь, будь моим другом и я знаю всё будет хорошо ведь ты такой необыкновенный! Ты самый лучший и самый замечательный!

— Ты правда так думаешь? — обрадовавшись спросил Игги и щёки его покрылись румянцем.

— Ну конечно, малыш! Хочешь, я покатаю тебя по волнам и покажу сиреневые глубины, которые никто никогда не видел? Хочешь?

Не дождавшись ответа, дельфин подхватил мальчика и запрыгал по волнам, неся на спине счастливого малыша, не боявшегося ничего, открывающего для себя новый мир. Они мчались по сиреневым просторам морской глади, свободные, счастливые, такие мирные и такие далёкие от разрушений человека, войн, слёз и болезней. Они смеялись и радовались этим минутам, морю и всему остальному, пока Фимидус не наткнулся на странный предмет, плавающий в волнах.

— Смотри, Игги! — сказал он. — Что это там?

— Это? — взволнованно спросил Игги, глядя на плавающий в волнах предмет, боясь своих догадок. — Не знаю. Подплыви ближе.

Когда они вытащили на берег странное существо, лицо Игги покрыла тень страха и одновременно неуверенности. Он знал, что это и это пугало его. Неужели предсказания Плентуса начинали сбываться?! Он знал также, что жизнь в Сиреневой Стране снова изменится, но испуганно молчал об этом. Обитатели Сиреневой Страны вновь собрались вокруг этого существа все вместе и заверещали.

— Ещё один чужестранец! — удивлённо сказало Солнце.

— Кто это, Фимидус? — спросила Луна.

— Я не знаю! — растерянно ответил дельфин.

— Существо похоже на Игги. — сказало Море, глядя на мальчика. — У него две руки, две ноги, лицо и цвета. Только по-моему волосы длиннее.

— Игги. — обратилось к мальчику Небо.

— Да. — ответил он, дрожа.

— Ты знаешь кто это?

— Да. — печально ответил Игги, опустив голову, зная, что придётся ответить. — Это человек, примерно моего возраста, девочка.

— Девочка? — удивился Фимидус, не понимая.

— Да. — Это такое существо. — начал объяснять Игги. — Девочки не похожи на таких как я. Понимаете, на Земле есть любовь, а для того, чтобы была любовь нужны вот такие как она.

— Кто же такие эти девочки? — снова спросило Небо.

Игги посмотрел на это хрупкое создание, так беззащитно лежавшее на берегу и, немного подумав, ответил.

— Это очень нежные создания, очень ранимые. Их можно легко обидеть, оскорбить и поэтому с ними надо быть очень осторожными. Но они могут разрушать и строить миры и менять то, что невозможно изменить столетиями. Это такие особые люди, которые… больше всего говорят про любовь, хотя совсем ничего о ней не знают.

Обитатели страны задумались, а Игги подошёл к девочке, наклонился и прижал ухо к её груди.

— Она жива. — сказал он, радостно и одновременно грустно. — Она дышит.

Глава шестая,

в которой мы знакомимся с Аморой

Когда девочка открыла глаза, в её голове завертелся рой мыслей. Она видела над головой сиреневое Небо, сиреневые облака и казалось совсем не удивлялась этому как и Игги совсем недавно. Мальчик страшно волновался, потому что боялся, что она заплачет, а он терпеть не мог плаксивых девчонок. Наконец она села на песок и неуверенно огляделась.

Фимидус смотрел на неё в растерянности из-за сиреневых волн и сгорал от любопытства узнать какая она эта девочка. Девочка поднялась с песка и, совсем не замечая Игги, посмотрела на Фимидуса.

— Как ты думаешь, Игги, — испуганно спросил дельфин — с ней всё в порядке?

— Говорящий дельфин. — удивилась девочка, улыбнувшись.

— Да. — ответил Фимидус, радуясь, что привлёк её внимание.

Она подошла ближе и погладила гладкую, мокрую голову Фимидуса, сначала неуверенно, боясь его напугать, а потом с улыбкой.

— Сиреневый. — сказала она, дотрагиваясь кончиками пальцев к его плавникам. — Как и всё вокруг.

Она улыбнулась дельфину и всё как-будто изменилось. Словно здесь появились цвета. Такого Фимидус не видел от Игги. Он впервые почувствовал, что же такое ласка человеческих рук. Фимидус тихо лежал на воде, поддавшись этой тёплой волне эмоций, и молча наслаждался, затаив дыхание. Потом, подплыв к Игги, взволнованно прошептал, улыбаясь.

— Я понял, кто они эти девочки, Игги! Понял! Они добрые, у них другой запах и от них сильно бьется сердце.

Игги грустно смотрел на Фимидуса, словно ещё раз убеждаясь в том, что эта девочка изменит всё вокруг. И ему стало тоскливо.

Девочка, словно очнувшись от сна, наконец-то заметила его, и посмотрела в его грустные зелёные глаза. А потом, подойдя ближе, сказала.

— Ты не сиреневый.

— Нет. Я — обыкновенный. — сказал Игги, опустив голову, смущённый её пытливым взглядом.

— А как тебя зовут? — продолжала она.

— Игги. — ответил мальчик с нарисованным сердцем, и несмело спросил у таинственной девочки — А тебя?.

— Амора. — тихо ответила она.

— А как ты сюда попала, Амора? — вступил в разговор Фимидус.

— Я… я… наверное потерялась. — грустно сказала Амора, будто вспомнив, что она не дома и из её глаз покатились слёзы.

О Боже! — испуганно подумал Игги. — Только не это. Только не плачь!

Словно прочитав мысли мальчика, Амора вытерла слёзы ладонями и печально посмотрела на Игги.

— Мы гуляли по берегу с моей мамой. Я собирала ракушки и вдруг меня унесла волна. Я потеряла сознание, а когда очнулась, то увидела вас. Это вы меня вытащили? — с благодарностью спросила она.

— Да. — радостно завопил Фимидус. — И мы так рады, что ты не утонула!

Казалось, что девочка снова заплачет, и Игги стало страшно. Он подошёл к ней и ласково сказал, взяв за руку.

— Не грусти, Амора. У меня тоже есть мама и я её давно не видел. Мы обязательно вернём тебя домой. — уверено сказал он, стараясь сделать всё, что бы она не заплакала. Он соврал девочке. Просто по логике вещей мальчик должен был любить свою маму, но только не Игги. Он не знал, что испытывал будто бы считал, что его мама далеко. Он смотрел на Амору и, ему было жаль эту маленькую девочку, которую могла спасти сейчас только его ложь. Ведь людям необходимо, что бы их обманывали и он хорошо знал это.

— Спасибо, Игги. — радостно сказала Амора и улыбнулась.

Глава седьмая,

в которой Фимидус узнаёт, что такое слёзы

Обитатели Сиреневой Страны молча наблюдали за жизнью двух странных существ, оставшихся жить в их стране. Они были такие странные. Такие удивительные и непонятные. Небо удивлялось цветам детей, их поступкам и чувствам. А Солнце играло с ними в игры. Фимидус катал их по волнам, смеялся с ними, знакомя с Морем и с его глубинами, находил для Аморы самые красивые ракушки с морского дна. И всё было хорошо, всё было как в сказке.

Игги привык к весёлой, радостной и счастливой Аморе, которая была его прямой противоположностью такого молчаливого и скрытного. Они как бы дополняли друг друга и это было прекрасно. Игги всё время вспоминал слова Плентуса и думал, что может быть Амора и есть его шанс полюбить людей, привыкнуть к ним, а может даже найти место, которому он принадлежит. Ведь, наверное в мире есть ещё мальчики с нарисованными сердцами.

Аморе казалось, что вся её прежняя жизнь была ненастоящей. Она часто ощущала, что знает Игги всю жизнь, и никак не могла понять как же жила без этого мальчика все эти годы. Девочка смотрела в его чистые зелёные глаза, которые меняли свой цвет, становясь серыми, когда он грустил, карими — когда темнело, а иногда, но очень редко, болотными от невысказанных слов, которые жгли его мозг и думала о том, что очень хочет спросить, о чём он грустит, но всё же не смеет. Что-то таинственное было в Игги, что-то ранящее, чего она не понимала, и это заставляло девочку молчать, а иногда просто грустить вместе с ним.

Как-то они сидели на мостике, болтая ногами над сиреневой водой моря, и разговаривали, будто ни о чём, но на самом деле обо всём. Амора посмотрела на Игги и взяв его руку в свою сказала.

— Мама говорит, что линии на руке, что-то значат. — начала она, глядя на его ладонь. Конечно же она ничего не понимала в этих линиях. Ей просто хотелось знать какая она эта рука на ощупь.

— Я не знаю. — ответил Игги, отняв руку, словно стесняясь её прикосновений. Я в это не верю.

— Почему? — удивилась девочка.

— Люди во многое верят, часто в то, что ничего не значит. — ответил мальчик, глядя в даль.

— Как это? — наивно спросила Амора.

— Просто верят и всё. Или же они просто не знают, что это значит и начинают придумывать значение вещей, хотя это и неправильно.

Амора не понимала значения этих слов, как часто не понимал Игги Фимидус, но боялась задавать слишком много вопросов, потому что Игги это не нравилось.

— Я бы очень хотела вернуться к маме. — сказала она, меняя тему — Я по ней скучаю. А ты?

— Я тоже. — соврал Игги. — Скучаю.

— А ты хотел бы вернуться домой со мной?

Игги молчал, как и молчало его сердце. Нарисованное сердце мальчика не знало, что отвечать. Ему было жаль эту добрую, наивную девочку, так на него не похожую, принадлежащую миру людей и которую он никак не мог научиться любить, хотя и знал, что она его уже полюбила. Он смотрел на неё с тоской и очень хотел погладить её длинные, вьющиеся, золотые волосы, но не смел этого сделать. Словно думал, что они обожгут его руку. Он многое хотел ей рассказать, объяснить, показать, но боялся, что она не поймёт и её маленькое хрупкое сердце разобьётся от его безжалостных, но правильных слов. Поэтому, немного помолчав, он устало ответил.

— Я правда не знаю, Амора. У нас же разные мамы и живём мы совсем в разных странах. Я обещал тебе найти твой дом, но вернуться с тобой не смогу. Ты вернёшься домой, и всё будет по-прежнему. А я пока не знаю, что буду делать. Мне надо найти свой дом. А он очень далеко отсюда.

Амора почувствовала себя несчастной от этих слов. Ведь ей казалось, что разлука с Игги убьёт её. И проглотив слёзы, она спросила с надеждой.

— Где же он? Может рядом с моим?

— Нет. — печально сказал Игги. — Не рядом.

Воцарилось молчание, но вскоре Амора снова нарушила его.

— Ты не хочешь домой, ведь так? — грустно сказала она. — Не хочешь, потому что тебе там скучно.

— Нет же. Просто я не хочу жить как другие! — рассердился Игги. — Мне тогда придётся притворяться. То как живут на Земле сплошная неправда. Люди живут вместе, притворяясь, что любят друг друга, дарят друг другу подарки, рвут цветы, переделывают природу, всё время что-то изобретают, заменяя настоящие вещи искусственными, понимаешь? Я так жить не хочу. Не хочу подчиняться графикам и расписаниям когда-то кем-то придуманным. — встретив испуганный взгляд Аморы он замолчал.

— Значит всё, что мы делаем ненастоящее? — в ужасе спросил девочка.

— Я не знаю. — быстро сказал Игги, сглаживая впечатление от сказанных слов. — Если даже настоящее, мне это не нравится. — уже раздражённо ответил он, видя, что расстраивает девочку. — И вообще я устал и очень хочу спать! Спокойной ночи.

— Постой. — вдруг сказала она, удерживая его за руку. — Не уходи. Побудь ещё немного со мной.

— Я устал, Амора и мне нужно поспать. Утром мы должны найти твой дом, не забыла? — сказал Игги уже мягче. — И ты тоже поспи.

Амора смотрела на него с тоской в глазах, а потом уныло сказала.

— Ну хорошо иди. — она знала, что Игги не удержать. Это всё равно, что захотеть оставить себе Море. И она хорошо это понимала.

Игги колебался, потому что знал, что обидел девочку, но иначе не мог. Он глубоко вдохнул воздух и ушёл прочь быстрыми шагами вглубь леса, к своей постели, убегая от неё, потому что боялся остаться, боялся рассказать всё, что её напугало бы.

Амора осталась на берегу и сидела там долго, закрыв лицо руками, и тихо плакала. Слёзы падали в глубину моря, смешиваясь с морской водой. Их вкус почувствовал Фимидус и сразу вынырнул из воды.

— Амора! Дорогая Амора! Что с тобой? — заверещал он — И что это за странные капельки на твоих щеках? Откуда они взялись? — беспокойно спросил дельфин.

— Это слёзы, Фимидус. — всхлипывая, ответила девочка.

— Слёзы? А что это такое? — спросил дельфин.

— Слёзы? Это такая вода. Только она не такая солёная, как морская. Мама говорит, что я много плачу.

— Почему же ты плачешь, и у тебя в глазах появляется эта странная вода? — непонимающе спросил дельфин.

— Понимаешь, когда нам людям делают больно, обижают, не любят и заставляют страдать, тогда мы плачем. То есть грустим, но по-другому.

— Ты грустишь, Амора? — понимающе спросил Фимидус.

— Немного. — опустив голову ответила она.

— А Игги тоже умеет плакать? — неожиданно спросил дельфин, застав девочку врасплох.

— Все умеют, — ответила Амора, подумав — но не все плачут. Игги необыкновенный мальчик и я никогда не видела его плачущим.

Амора замолчала и о чём-то задумалась. На душе было пусто и тоскливо как зимой, когда всё спит под белым покрывалом снега, и не с кем играть. Фимидус смотрел на неё и думал о странном мире людей, о котором он ничего не знает.

— Ты скучаешь по маме? — снова спросил он.

— Очень скучаю! — вздохнув ответила девочка. — Но когда я вернусь к ней, я буду скучать по Игги.

— Правда? — печально спросил Фимидус. — И вы никогда-никогда не останетесь здесь?

— К сожалению нет. Мы принадлежим разным мирам. Ты ведь не смог бы жить в другом месте, где всё не сиреневое, ведь, правда?

— Да… правда. Но ведь ты и Игги так похожи! Значит, могли бы жить вместе.

— Могли бы, но в нашей жизни всё устроено так, что мы не всегда получаем то, что хотим и то, что нам кажется таким простым и возможным, оказывается очень сложным.

Фимидус ещё долго разговаривал с девочкой с золотыми волосами и наконец глубокой ночью они оба отправились спать.

Когда Амора дошла до своей постели, всё вокруг было тихим и давно уснувшим. Она посмотрела на спящего Игги и вздохнув легла на груду своих сухих листьев, служившей им постелью. Но она так и не узнала, что Игги не спал, а ждал её возвращения, беспокоясь о том, что с ней может что-то случиться. Только услышав шорох листьев её постели, он наконец-то уснул.

Глава восьмая,

в которой Игги и Амора ищут маму девочки

На следующее утро, когда Амора проснулась, Игги что-то чертил на большом листе бумаги, разложив его на земле. Кроны деревьев закрывали его от сильных лучей Солнца, которое светило сейчас только с одной стороны, с правой, освещая лист бумаги, на котором мальчик делал свои подсчёты. Увидев Амору, он поднялся и, улыбнулся ей.

— Доброе утро. — поздоровался он.

— Доброе. — ответила девочка, улыбаясь ему в ответ. Что ты делаешь? — спросила она, наклонившись над чертежом.

— Я рисую карту, по которой мы найдём твой дом. — начал объяснять Игги. Мы попросим сиреневые Ветер и Дождь слетать туда и посмотреть, нет ли там твоей мамы и ты сможешь вернуться обратно.

— Правда? — попыталась обрадоваться Амора. Она хотела домой, но мысль о разлуке с Игги пугала её.

Она ничего не сказала, а просто решила не мешать мальчику и ушла в глубь леса, чтобы подумать обо всём. Она вдыхала запах сиреневого леса и смотрела вокруг. Необычные животные подходили и разговаривали с ней, а она кормила их орехами и фруктами, угощала сладостями и они благодарили её за доброту и заботу. Амора помогала жучкам выбираться из паутины, лечила лапки ланей и крылья птиц, а потом собрала для Игги его любимые фрукты. Когда стало темнеть, она вернулась обратно. Игги сидел на берегу и кидал в воду камешки, задумавшись. Она подошла и села рядом, а он, увидев её, заговорил взволнованным голосом.

— Где ты была?! Я везде искал тебя! Ты не потерялась?

— Нет. Я собрала твои любимы фрукты. — ответила Амора, протягивая ему их в небольшой корзинке, которую сама сплела из веток.

— Для меня? — взволнованно спросил Игги, принимая их.

— Да. — улыбнулась она. — Ты же их так любишь.

Игги казался смущённым и просто спросил.

— А ты не будешь есть?

— Нет. Я не голодна. Поешь ты.

Они сидели так долго, и Амора смотрела на него. Ей нравилось как Игги ел, неторопливо наслаждаясь фруктами и смущаясь улыбался ей. А ей хотелось заплакать, потому что скоро она уже не будет видеть его каждый день, как раньше и не будет носить ему фрукты и разговаривать с ним обо всём. Её сказка кончалась и Игги скоро будет далеко. Настолько далеко от неё, что она даже не сможет его навестить. Проглотив слёзы, она отправилась спать, так и не сказав мальчику, чего так боится. А Игги, глядя на неё, думал о том, что ничего не может с собой поделать. Казалось, что Амору было так легко полюбить, но только не для него, такого необычного и странного. Он смотрел на её золотые волосы, спадающие по плечам и спине, и знал, что уже разбил её сердце. Разбил давно ещё не появившись в её жизни, разбил потому что знал её, ещё не родившись. Откуда она взялась, эта хрупкая девочка? И почему она так любит его? — думал он и вновь предсказания Плентуса не давали ему покоя.

Глава девятая,

в которой Амора спасает Игги

На следующее утро Игги показал Аморе карту и сказал:

— Амора, я составил карту. И у меня всё получилось. Я нашёл твой дом и твою маму. Дождь и Ветер летали туда и сказали, что мои координаты верны. Твоя мама там и она ждёт тебя. Я говорил с Фимидусом и он сказал, что сможет тебя туда отвести по морю. Дальше ты пойдёшь за Дождём и он покажет тебе дорогу. Ты рада? — неуверенно спросил он, вглядываясь в грустную тень на лице девочки.

— Да! Очень! — торопливо сказала Амора. А для правдоподобности поднялась с травы, сильно обняла Игги и сказала — Спасибо тебе, Игги! Я очень рада, что вернусь домой!

Игги оторопел и попятился от неё со словами.

— Что ты делаешь! Не надо. — мальчик чувствовал, что его нарисованное сердце заболело от её теплоты, которая захлестнула его.

— Прости. Я не хотела тебя обидеть. — смущенно сказала девочка.

Игги никогда никто не обнимал кроме его мамы, но это чувство было совсем другим, обжигающим душу и дарящим ему невероятно странные ощущения. Они замолчали и боясь этого молчания Игги сказал.

— Ты должна собраться и отдохнуть. Это будет очень долгий путь. Ты должна быть сильной. Твоя мама ждёт.

Слова обожгли её сердце. Ведь Амора очень любила маму, но она любила Игги больше жизни и не знала, что делать. Как решить, что правильно, как сделать так, чтобы никому не было больно.

День прошёл в мыслях и страхах и вдруг она обнаружила, что Игги нигде нет. Она пошла к берегу спросить Фимидуса не видел ли он его, но и он не знал где мальчик. Она бегала по лесу, звала его, но всё безрезультатно. Наконец к вечеру Амора нашла его лежащим в постели и тихо стонущим. Девочка подбежала к нему и опустилась на колени.

— Что с тобой, Игги?! Что случилось?! — испуганно спросила она.

— Я не знаю. Я заболел. — вяло ответил мальчик. Он свернулся калачиком и было видно, что ему очень больно. — Я поранил руку ножом когда делал карандаш. — тихо сказал он.

Амора увидела капельки крови на ладони мальчика и заметила, что порез был очень глубоким. Она знала, что это кровь, но его кровь была… как странно сиреневая. Амора в спешке заметалась по лесу в поисках трав и целебных фруктов. И перевязала рану листьями. Она ухаживала за Игги до ночи, а потом когда ему стало лучше, без сил свалилась на землю рядом с ним и уснула.

К утру кровотечение остановилось. Но Игги был холодным как лёд. Амора не знала, что делать. Ничто не могло согреть Игги. Ни груда листьев, ни ветки, ничего. Здесь не было одеял. Обитатели Сиреневой Страны очень перепугались за мальчика. Солнце светило изо всех сил, но ничто ничто не помогало согреть Игги. Он спал, просыпался, метался в бреду, а Амора поила его чаем из трав и всё время плакала.

Когда она пошла на берег собирать водоросли, Фимидус вынырнул из воды и беспокойно спросил.

— Ну как он?

— Не очень хорошо. — ответила Амора. — Ему очень плохо и нужно тепло. А я не знаю, что делать.

— Не грусти, Амора. Всё будет хорошо, начал успокаивать её Фимидус. — Он поправиться. Ведь ты его так любишь! — восторженно сказал дельфин. Теперь он видел, что это необыкновенное человеческое чувство, такое незнакомое и чужое ему, но которое он очень хорошо понимал, может всё.

— Да люблю. И очень боюсь, что с ним что-нибудь случится. Ты даже не можешь себе представить как это страшно! — сказала девочка, плача. — Если не будет его, не будет и меня.

Когда она вернулась в лес, Игги лежал на груде листьев и стонал. Амора посмотрела на него и протянула руку к его лбу, чтобы проверить есть ли у него жар. Жар был, но руки были совсем холодными. Неожиданно Амора улыбнулась и щёки её покрыл лёгкий румянец.

— Потерпи, Игги. — сказала она, проведя рукой по его взмокшему лбу. — Я знаю, что делать.

Она подобрала нож, которым порезался Игги и одним взмахом отрезала свои длинные, золотые волосы. Когда-то её мама сказала, что в волосах её жизнь и она должна беречь их, но зачем теперь нужна была эта жизнь если в ней не будет Игги. Девочка сплела из волос тёплое одеяло и накрыла мальчика. Её волосы были такими длинными, что накрыли почти всего Игги с ног до головы, лежащего, свернувшись калачиком. Он дрожал от озноба всем телом и лицо его казалось синим. Потом она уселась подле него и стала ждать тихо, терпеливо, всё ещё поя его чаем, изнемогая от усталости, но такая уверенная, что спасла ему жизнь. Амора смотрела на его медленно розовеющие щёки и на душе становилось спокойно. Она тихо лежала на боку, поджав под себя маленькие ножки, глядя на него с безысходной тоской, надеясь, что на то, что никогда его не потеряет.

Глава десятая,

в которой Игги предаёт свое сердце

На следующий день, когда Амора проснулась от беспокойного сна, её тело ломило от боли и от усталости, которая никак не проходила. Она посмотрела на Игги, который лежал уже с розовыми щеками и больше не дрожал. Вокруг всё было тихо и она знала, что обитатели Сиреневой Страны смотрят на них. Солнце прошептало.

— Он просыпается.

Игги открыл глаза посмотрел на всё вокруг и улыбнулся. Он смотрел на Амору с благодарностью, потому что знал, что она ухаживала за ним и вдруг улыбка слетела с его лица и помрачнев он спросил, словно видел её впервые.

— А где твои волосы?

Не дождавшись ответа, он увидел их на себе и в ужасе поднялся, стряхнув их с колен.

— Ты отрезала свои волосы, чтобы… — испугавшись самоотверженности девочки, он не договорил, а она мягко опустившись перед ним на колени и взяв его руку в свою маленькую ладошку заговорила.

— Это не важно! Я так боялась, что ты… — голос девочки задрожал, но она всё же продолжила, смело глядя ему в глаза. — Я думала, что ты умрёшь и мы потеряем тебя. Мне стало так страшно! Я закрыла глаза и представила себе мир, Сиреневую Страну, нас всех и всё это… без тебя. Это было так ужасно, Игги! Ужасно!

— Но твои золотые волосы! — печально ответил мальчик — Они были такие красивые! Неужели я… Неужели я так важен и дорог для тебя, что ты…. — он замолчал, опустив глаза.

— Тебя здесь все любят и я… я тоже тебя люблю. — сказала девочка, смущённо пряча глаза.

Игги впервые погладил её волосы, безжизненно лежавшие на земле, а потом протянув руку к её лицу вытер капельки слёз, бесшумно падающие из глаз. Ему впервые было больно и впервые его маленькое, нарисованное сердце начало оживать. Он хотел вернуть девочке потерянные волосы, но знал, что ему это неподвластно. Он ничего не говорил, а просто сидел и смотрел на эту удивительную девочку, которая столько для него делает и так любит его и, которую он не любил и не знал, что ему делать, что бы ей не было больно.

Игги поправлялся и дни беспечно проходили один за другим. Здесь их никто не считал. Зачем? Разве в этом был смысл? Однажды, когда Амора спала, Игги сидел на берегу и разговаривал с Фимидусом, который был очень рад возвращению друга.

— Фимидус, — заговорил Игги после долгого молчания. — ты должен отвезти Амору домой. Её мама ждёт.

— Конечно, я отвезу её, — ответил сиреневый дельфин. — но она сказала мне, что поедет домой только после твоего выздоровления. Ты ещё слаб и нуждаешься в её заботе.

— Нет. Не нуждаюсь! — рассердился Игги, глядя на затянувшуюся рану на своей ладони. — Я уже здоров.

— Игги! — укоризненно сказала Фимидус. — Эта девочка отрезала свои волосы ради тебя. В волосах была её жизнь. И она отдала её тебе. Ты не можешь обидеть её. Ты ей тоже очень нужен. Пусть она останется с тобой ещё немного. Скажи честно, ты ведь тоже не хочешь, что бы Амора ушла домой?

— Она должна….

— Я не об этом. — настаивал Фимидус. — Ты ведь можешь уйти с ней и жить дальше чем быть одному. Вспомни, что говорил Плентус.

— Я знаю. — грустно ответил Игги. Но я не могу… Мне страшно.

— Но почему? Она любит тебя.

— Понимаешь, Фимидус. Ты не знаешь людей. Они не могут любить всё время. Может быть очень скоро она перестанет любить меня и что же тогда? Что я буду делать если с ней что-то случиться?!

— Но почему она должна перестать любить тебя? Она добрая и честная. Она не обманет.

— Ты не можешь этого знать. — тихо ответил Игги. — Не можешь.

Игги вытащил из кармана золотые волосы девочки, которые собрал с земли и положил их на морскую гладь.

— Я хотел бы, чтобы у Аморы выросли волосы. Такие же красивы как раньше, — с тоской сказал он, надеясь, что сегодня пятница и ему было жалко расставаться с золотыми волосами, которые спасли его.

Он ещё долго сидел на берегу до тех пор пока волны не унесли последний волосок и похоже, что принял решение. Игги встал и направился в лес. Амора проснулась и сидела на траве. Мальчик протянул ей яблоко, глядя на её коротко остриженные волосы и сказал решительно, но с болью в голосе.

— Амора, тебе надо ехать домой. Фимидус отвезёт тебя.

Амора помрачнела и опустив голову сказала.

— Я не могу уехать пока ты слаб….

— Я здоров. — перебил её Игги.

— Я… я не хочу ехать, Игги. Я не могу тебя здесь оставить. Мне кажется, что я буду несчастной без тебя.

— Амора, — сказал Игги, держа девочку за плечи и глядя ей в глаза. — тебе всё это кажется. Там в твоей стране есть сотни других мальчиков и всё будет по-другому когда ты наконец-то окажешься дома. Ты поймёшь, что я…

— Нет не пойму. Ты самый…

— Но ты должна! — снова перебил её мальчик. — Потому что… потому что взволнованно продолжал он. — Я сегодня тоже уезжаю. Я нашёл свой дом.

Эти слова больно ударили Амору. Значит всё было напрасно как она ни старалась Игги не останется с ней. Она без сил опустила руки, как срезанные ветки и понурив голову спросила:

— Куда же ты едешь?

— Я попросил Луну протянуть для меня по Небу дорожку. По ней я пойду к другим планетам и остановлюсь на одной, которая зовётся Унонити. Я знаю, что там я и должен остаться с такими же как я. — соврал Игги, потому что Унонити была необитаемой планетой и там никто не жил. Просто он хотел улететь туда, чтобы Амора навсегда забыла его, потому что боялся её, её любви, её поступков и всего, что она делала ради него. А Амора, несчастная, бедная, измученная страданиями Амора просто сказала.

— Не надо, Игги! Пожалуйста не улетай. Или возьми меня с собой! — взмолилась она.

— Я не могу. — печально ответил Игги. — Тебе туда нельзя. Ты должна жить там, где твоё место. — жестоко продолжал Игги, хотя от страданий девочки и ему было нелегко.

— Но это значит, что… я тебя никогда не увижу! — заплакала она.

— Да. Никогда. — ответил он. — И так будет лучше поверь мне. Зачем я тебе! — с тоской сказал Игги. — Я не такой как все. Не такой как ты, не совсем настоящий и со мной ты будешь только несчастной. — добавил он, не в силах сказать девочке правду.

В это время Луна протянула Игги дорожку. В последний раз посмотрев на Амору, и не подозревая какую ужасную ошибку совершает, он сказал.

— Прощай, Амора. И счастливого тебе пути домой.

— Постой Игги! — вновь сказала Амора.

Она подошла к нему и порывисто обняла, оставив на его щеках, соленые слёзы. Потом раскрыв его ладонь поцеловала шрам от раны, который теперь будет с ним навсегда. Амора посмотрела в глаза этому странному мальчику и ничего не прочла в их зелёной ясности, а потом окончательно потеряв надежду сказала.

— Ну что ж. Ты всё решил. Ступай, Игги, и будь счастлив со своим народом Унонити, а я вернусь домой к маме.

Он торопливо пошёл по дорожке наверх, отдаляясь от неё, от Сиреневой Страны, от слёз, от людей и всего того, что могло стать хорошим и добрым, но не стало, потому что теперь тут не будет Игги.

Глава одиннадцатая

о прозрении Игги

Игги всё шёл и шёл и чем дальше он отдалялся от Земли и глубже уходил в холодный космос, тем больше его мучили сомнения и хотелось вернуться обратно в Сиреневую страну, к Фимидусу и… маленькой Аморе. Он шёл, не чувствуя усталости и наконец ступил на землю планеты Унонати. Здесь никого не было, как и ожидал Игги. Планета была совершенно необитаема. Мальчик ничего не принёс с собой из Сиреневой Страны, ведь он даже не успел попрощаться со всеми, и поэтому пришлось начинать всё сначала. Он долго ходил по поверхности планеты и думал о том, что делает сейчас Амора и как там Фимидус и обитатели Сиреневой Страны. Он скучал по ним, словно прошла целая вечность с тех пор как он видел их в последний раз. Гнетущая темнота и покой космоса начинали пугать его.

Вскоре ему захотелось есть и он снова подумал об Аморе, которая всегда приносила ему фрукты и овощи будто бы знала, что он проголодался. Он в отчаянии ходил по розовой пыли, которая покрывала поверхность планеты пока не наткнулся на какие-то растения, которые к его великой радости, можно было есть. Из этих же растений Игги сделал себе постель и попытался уснуть. День был длинным. Его первый день на новой планете и ему надо было выспаться, чтобы завтра с утра начать новую жизнь, а главное построить эту новую жизнь здесь в его новом доме. Часы бежали одни за другим, а Игги всё никак не мог уснуть. Он ворочался из стороны в сторону и рассердившись на своё состояние сел на постели. Игги размышлял, обхватив колени руками, прислушивался к своим новым ощущениям и всё казалось таким непонятным. Теперь ему не от кого было бежать и скрываться и он открыто признался себе, что тоскует по Сиреневой Стране, по прогулкам по морю с Фимидусом и… по Аморе. Он знал, что по его вине у этой удивительной девочки никогда больше не отрастут золотые волосы, которые он очень хотел погладить и теперь он точно знал, что ему грустно без неё, тоскливо и одиноко. Он скучал по ней и жалел, что не остался и именно поэтому сейчас ему было так больно. Но может она уже вернулась к маме и он её больше никогда не увидит. — подумал он и эта мысль напугала его. Сердце Игги заколотилось и вскочив на ноги, он громко закричал.

— Луна! Луна! Где ты?

— Я здесь, Игги. — испуганно ответила она. — Что случилось? Что ты так кричишь?

— Луна… отведи меня обратно! Я не смогу тут жить. — взмолился Игги, стоя на коленях перед Луной. — Я хочу… хочу домой.

— Домой? Куда? — вновь спросила Луна. — Где твой дом, малыш?

— Я хочу домой в Сиреневую Страну. Хочу увидеть своих друзей и… нерешительно продолжил он — мне нужно попросить прощенья у Аморы. Я должен ей многое сказать.

Луна ничего не ответила, а лишь улыбнувшись протянула к ногам Игги сиреневую дорожку, будто бы знала, что всё оно так и будет. Игги весело встал на неё и побежал. Побежал обратно вниз, обратно в страну, ставшую его домом, к Фимидусу, к своему дому и любимым местам, к девочке, которую обидел, к своей единственной собеседнице, ещё не зная, что его ждёт. Он бежал, словно боялся куда-то опоздать, будто бы его кто-то нетерпеливо ждёт, словно впервые осознав, что нашёл своё место.

Глава двенадцатая

о том, как всё закончилось

Когда Игги добежал и его маленькие ботинки снова опустились на землю Сиреневой Страны его сердце всё ещё бешено колотилось, а вокруг всё казалось чужим. Вокруг него был новый мир и были цвета, как когда-то давно, когда он жил среди людей. Теперь тут стояли дома, жили люди и Сиреневая Страна выглядела также как и все остальные страны. Игги слышал голоса людей и понимал их слова. Сомнений больше не было. Теперь в Сиреневой Стране жил человек От ужаса увиденного мальчик опустился на песок и безжизненно опустив руки, спросил у Луны.

— Куда ты меня привела? Это не Сиреневая Страна. — в отчаянии сказал он. Где я?

— Сиреневой Страны больше нет, Игги. — ответила Луна, которая тоже уже больше не была сиреневой. — Нас больше нет. — грустно сказала она.

— Но как же так! — снова прошептал Игги. Меня же не было здесь всего один день!

— Ты хочешь сказать световой день, Игги.

Игги непонимающе посмотрел на Луну и та ласково объяснила.

— Один день на планете Унонити равен двадцати годам на Земле. Здесь многое произошло, многое изменилось. И мы тоже изменились. — печально сказала Луна. Мы больше не говорим. За нас это делают люди. Их теперь тут много. И мой голос ты тоже слышишь в последний раз. Прощай, Игги. Прощай и будь счастлив.

Голос Луны смолк и Игги понял, что остался один. Он не знал, куда ему идти и что делать. Кого искать и у кого спросить о том, что же произошло в Сиреневой Стране. Он направился к берегу, который теперь был ограждён железным фасадом и стал звать Фимидуса, но ему никто не ответил. Дельфина тут тоже не было. Игги уныло побрёл по бульвару и по его щекам катились слёзы. Он долго плакал, думая о том, что если прошло двадцать лет значит Амора теперь взрослая и возможно даже у неё есть свои дети, такие же как он сам. От этих мыслей кружилась голова и неожиданно он подумал о Плентусе, о его последней надежде. Когда-то Фимидус говорил, что Плентус всегда здесь и никогда не исчезнет и не умрёт. Эта мысль вселила надежду в сердце мальчика и он поспешил к той самой последней горе в Сиреневой Стране, дорогу к которой всё ещё хорошо помнил.

Дойдя до неё он остановился и перевёл дыхание, а потом осторожно вошёл в пещеру. Здесь ничего не изменилось. И улыбнувшись, Игги тихо позвал.

— Великий Плентус!

— Здравствуй, Игги. — послышался голос Плентуса, заполнявший пещеру вместе с сиреневым туманом, словно дух давно ждал появления мальчика. — Ты вернулся? — спросил он, улыбаясь.

— Да. — нетерпеливо сказал мальчик. — Ты должен мне помочь. Я ничего не понимаю. Всё так запутанно! Где Сиреневая Страна? Куда все делись? Где Амора? Я должен попросить у неё прощения и, что же всё таки случилось всего за один день?

— Иногда минуты меняют нашу жизнь и день оказался для тебя слишком большим сроком. Ты опоздал, Игги. И теперь ничто не станет таким как прежде.

— Но почему?! — закричал Игги, с вновь выступившими на глазах слезами.

— Я расскажу тебе. — сказал Плентус, превращаясь в разные фигуры. Когда ты улетел на Унонити в Сиреневой Стране начался траур. Никто не смеялся, не радовался жизни и всё как бы уснуло. Фимидус хотел отвезти Амору домой, но она сказала, что останется здесь, потому что верила, что ты когда-нибудь вернёшься и вы снова будете разговаривать, болтая ногами над гладью моря, и она будет снова носить тебе твои любимые фрукты. Она ждала дни напролёт, пока однажды Сиреневую Страну не обнаружил человек. Его корабль разбился и он оказался здесь. Он начал строить и жить в нашей стране. Заселил её людьми. Он всё изменил и построил заново так как ему было привычно и удобно. Начал вырубать деревья, резать цветы, раскапывать полезные ископаемые, убивать животных и есть их, в общем всё, что ты знаешь. К тому же он раскрасил страну. Обитатели Сиреневой Страны были в ужасе, поэтому навсегда отказались говорить с человеком и слушать его ненужные слова. Они притворялись немыми и неживыми. Фимидус уплыл в глубины океана и живёт теперь там с другими дельфинами, которые его не понимают, ведь он не такой как они. А другие обитатели стали такими же как всё остальное на Земле.

— А Амора? — с надеждой спросил мальчик. — Она, наверное, уже большая девочка…

— Амора. — с тоской в голосе сказал Плентус и из-за сиреневого тумана показалась фигура высокой девушки. Молодой, красивой, с короткими, так и не отросшими волосами и с тоской в синих глазах. — Вот такой стала Амора, — шептал дух. — Игги смотрел на неё, не отрывая глаз, и казалось, что девушка оживёт, заглянет в его глаза и возьмёт за руку. — Маленькая Амора. — снова послышался голос Плентуса. — Она так любила тебя! Хотела, чтобы у тебя была семья, думала, что сможет сделать твою жизнь интересной. Она ждала тебя до последнего дня, но видимо этой девочке не суждено было вновь тебя увидеть.

— Что… это значит? — испуганно, словно, зная ответ, спросил Игги.

— Её волосы так и не отросли и срок истёк. Амора умерла десять лет назад. Она просто уснула и не проснулась на следующий день. Её больше нет, Игги.

— Нет! Плентус! — закричал мальчик, закрывая уши, как-будто хотел спасти себя от этих жестоких слов. — Если бы я тогда не улетел! — застонал он — Если бы остался с ней! Если бы только не испугался! — кричал Игги, нанося удары маленькой рукой по стоявшему рядом сталактиту. И вдруг остановился, глядя на свою ладонь и старый шрам, напоминавший об Аморе. — Плентус, — обратился он к духу. — Что это?

— Это кровь, мой мальчик. Обыкновенная человеческая кровь. — улыбаясь ответил дух.

— Но она… — смутился Игги.

— Совершенно верно, Игги. Красная. — как у всех.

— Значит… — Игги испуганно посмотрел в темноту.

— Твоё сердце ожило и оно больше не нарисованное. Всё кончилось. Твои испытания позади. Ты стал настоящим мальчиком. Теперь иди и живи. Твой час пришёл.

Игги покинул пещеру, не зная плакать ему или смеяться. Он думал о том, что никогда больше не увидит ни Сиреневую Страну, ни Фимидуса ни Амору. Они навсегда были потеряны для него. Он снова пошёл на берег и стал думать о своей новой жизни среди людей, которую предстоит начать уже сегодня. Теперь он такой как они, ценой жизни Аморы, которую не вернуть. На душе у мальчика было тяжело. Он никак не мог простить себя за то, что ушёл, бросил её одну и всего лишь за один день лишился того, что оказывается было таким важным. Ему хотелось вновь увидеть эту маленькую девочку с красивыми золотыми волосами, поплавать с Фимидусом и улыбнуться сиреневому Солнцу над горизонтом. Он смотрел вдаль, а потом перевёл взгляд на Небо, где светили звёзды, одна из которых, наверняка, принадлежала Аморе. Игги ещё долго сидел на берегу и думал о том, что больше не предаст своё сердце, потому что оно не предало его в трудный момент и всё таки стало настоящим. Он думал о том, что никогда больше не оставит свой дом и когда-нибудь в далёком будущем у него снова будет Сиреневая Страна где, возможно, поселится ещё одна девочка с золотыми волосами, которая протянет ему руку и позовёт за собой. Теперь Игги точно знал, что не сможет сделать ей больно…

КОНЕЦ

Понравилось? Не нравитсяНравится


Еще: Читать сказки Агазаде Алия


Нет комментариев, будьте первым