/ Авторские сказки

Баба Яга в «Орленке»

Все же приятно читать сказку "Баба Яга в «Орленке»" Артюхина Ольга даже взрослым, сразу вспоминается детство, и вновь как маленький сопереживаешь героям и радуешься с ними. Преданность, дружба и самопожертвование и иные положительные чувства преодолевают все противостоящие им: злобу, коварство, ложь и лицемерие. Все образы просты, обыденны и не вызывают юношеского непонимания, ведь мы сталкиваемся с ними ежедневно в нашем быту. Десятки, сотни лет отделяют нас от времени создания произведения, а проблематика и нравы людей остаются прежними, практически неизменными. Сталкиваясь со столь сильными, волевыми и добрыми качествами героя, невольно чувствуешь желание и самому преобразиться в лучшую сторону. Несмотря на то, что все сказки - это фантазия, однако же зачастую в них сохраняются логичность и череда происходящих событий. Каждый раз, прочитывая ту или иную былину, чувствуется невероятная любовь с которой описываются изображения окружающей среды. Сказка "Баба Яга в «Орленке»" Артюхина Ольга читать бесплатно онлайн нужно вдумчиво, разъясняя юным читателям или слушателям непонятные им и новые для них детали и слова.

В своей избушке на курьих ножках на печи лежала Баба Яга — Костяная нога и скучая, полусонная, смотрела телевизор. Щелкая кнопочками, черт Жуть, искал передачу, где раздают подарки.
— Агаааа. Стоп! — встрепенулась Баба Яга. — Кому-то доларсы раздают! Что за передача?
— Угадай какую-нибудь музыку, — ответил черт Рог.
— А что такое музыка? — спрашивала Баба Яга у ученого кота.
— Музыка… М-м… музыка — это то, что я целый день мурлыкал.
— Ах ты, черт! Опять весь день мурлыкал, а не работал, — закричала Баба Яга и, резко прыгнув с печки, попыталась схватить кота. Кот не глуп, шасть под лавку. А из телевизора, как назло, слышался голос: «Победитель набрал 800 долларов».
— Хочу доларсы! — мечтала Баба Яга.
А из-под лавки:
— А ты наколдуй.
— Это просто. А я как они хочу набрать!
— Да ты же в музыке ни бе, ни ме, ни ку-ка-ре-ку.
Тут уж и вовсе терпенье лопнуло у Бабы Яги. Она кинулась за котом, да костяной ногой зацепилась за черта, и с размаху врезалась лбом об лавку.
Раздался страшный вопль. Избушка затряслась и развернулась к лесу задом.
Дверь отворилась, а на пороге появилась ворона Карлотта.
— Да ты наколдуй, Ягуся, вместо их музыки пение птиц. Там, поди, никто в этом не разбирается, — вдохновляла и успокаивала Бабу Ягу Карлотта.
— Верно каркаешь, верно! Все доларсы мне достанутся, хоть и видела их, а с чем их здесь у нас едят, не знаю.
— Все равно это, наверно, очень вкусно, — хохотал чертенок, вспомнив рассказы Черта про «Поле Чудес» и «Дисней Ленд».
— Колесницу мне! — скомандовала Баба Яга. И тотчас же подлетела метла.
Баба Яга проворчала — «Взвейся вверх и в никуда», и вылетела в трубу.
Пролетела уже Баба Яга свое тридевятое царство, тридесятое государство.
Летит над полями, над лесами, над горами. Вот видит Яга множество разноцветных точек в лесу на земле. — Какие-то точки маячат.
Баба Яга стала ниже опускаться над лесом и увидела красивые домики.
— В лесу живут? — раздумывала она, и решила пересчитать домики, не задумываясь о том, что умела считать только до одного.
— Точек много, а я одна. Надо было кота ученого с собой взять.
Ведьма так увлеклась раздумьем, что не заметила, как метла зацепилась за высокую ель, а сама Яга кубарем выкатилась на поляну.
— Ох, ох, ох, — охала Баба Яга от боли и удивлялась большому количеству детей в лесу. А дети все сбегались и сбегались на полянку, и с удивлением рассматривали, откуда-то свалившееся чудо в грязных лохмотьях с горбом и крючковатым носом. Не каждый день ведь такое с неба падает.
— Куда я попала? Где я?
— Вы в детском лагере «Орленок», — раздавались с разных сторон голоса ребят.
— Да?
— Уж очень эта старушка похожа на Бабу Ягу, — шептались ребята.
— Как это? Я вдруг похожа на Бабу Ягу? Совсем наоборот. Я и есть та самая знаменитая Баба Яга, одна навсем земном пожарике. Ой! Земном шарике! Я Баба Яга — Костяная нога, с ветки упала — ногу сломала.
Ребята хохотали.
— Мы-то подумали сначала, что вы и правда настоящая Баба Яга, а это же просто маскарад, — хихикали девочки с косичками.
— Не верят! И кому не верят? Мне! Настоящей Бабе Яге.
Яга подняла свои костлявые руки к небу, помахала ими, и с неба посыпался мелкий град. А на полянке, где была Баба Яга и ребята, града не было, и светило солнышко.
— Ох-ты! Ах-ты! Их-ты! — удивлялись ребята. Град кончился, и вновь засветило солнышко. Было светло.
— Фокусница! Фокусница! — шумели ребята.
— Не верят! Мне не верят! Настоящей Бабе Яге не верят.
Ведьма так завозмущалась, что из-под кепок у мальчиков стали сороки вылетать. Мальчишки схватились за кепки, но сороки все равно продолжали вылетать и вылетать. Они уже садились на головы и плечи ребят. Такого количества сорок Баба Яга даже и сама не видывала.
— Классно! Здорово! — кричали девчонки.
— Так как? Настоящая я? Аль нет?
— Настоящая, настоящая! — кричали ребята.
— Совсем памяти в организме нет — бубнила про себя Яга. — Забыла, как нужно выключить заклинание.
Внезапно сороки все исчезли. Наступила тишина. Ребята опешили, но чей-то голос нарушил тишину.
— Бабушка! Бабушка! Погостите у нас в лагере!
— Погостите! Погостите! — уже гудела поляна ребят, помогая подняться Яге. Ведьме это приглашение показалось забавным и она решила остаться.
«Вот я Вам покажу настоящую Ягу! Век помнить будете», — думала Баба Яга. Пока она с ребятами расхаживала по лагерю и размышляла с чего бы начать, стало смеркаться. И тут прогорнили: «Спать, спать по палатам».
— Ягуша, это твоя кровать, — показывали на красиво заправленную кровать девочки.
Баба Яга, уставшая от ребячьего шума и гама, свалилась на кровать, разбросав уши по подушке, не раздеваясь и не снимая башмаков. Уснула. Все уснули. Тишина вокруг. Тихо посапывали ребятишки, да храпела Баба Яга.
От впечатлений Яге приснился ужасный сон, что она снова стала маленькой и играла с маленькими девочками, такими же как она. Все забавлялись тем, что делали друг другу мелкие веселые пакости, а потом вместе смеялись. При этом им было приятно заботиться друг о друге. Бабу Ягу пугал этот сон и в то же время нравилось его смотреть. Ночь прошла. Настало утро.
— На зарядку становись! — знакомой песенкой будил горн ребят. Услышав шум, Баба Яга очнулась.
— Что за чертовщина? — ругалась Баба Яга. — Спать не дают. Такой сон не досмотрела. Чаво все повскакивали в такую рань? Черти мои так рано не встают, а вы соскочили.
— На зарядку горн зовет.
— Какая еще там зарядка? — скрипит костяной ногой Яга. — Спать!
Баба Яга что-то пошептала и ребята, замерев на месте, уснули. Кто сидя на полу с тапочками, кто с расческой. А кто уже заправлял постель, так те уткнулись носами в подушки. Хуже всех пришлось тем ребятам, кто стоя уснул. Им пришлось падать на кровати с высоты своего роста. Лагерь спал. На зарядку никто не вышел. И завтрак ребята проспали.
— Что случилось? — всполошились все воспитатели. Но после долгих бесплодных мучений они сами улеглись спать.
Выспавшись, Баба Яга свистнула пронзительно свистком и весь лагерь проснулся. Глянув на часы, ребята заволновались.
— Мы ведь завтрак проспали.
— До обеда не дотерпим.
— А я кушать хочу, — сказал кто-то.
— Я тоже, — поддержал другой, третий голосок.
— Нас теперь накажут.
— Да мы сами себя наказали, остались без завтрака, — ворчали девчонки.
— Значит, есть хотите? Проголодались? — скрипела, сочувствуя, Баба Яга, забыв про вчерашние планы. — И я хочу есть. Что бы такого съесть. Ага… Придумала я. Сейчас украду корову, и зажарим.
— Нет! Нет! Нельзя воровать! — раздавались голоса ребятишек.
— Чаво хотите?
— Бананы, апельсины, мандарины, — наперебой кричали ребята.
— И вареники, — добавила Баба Яга.
— Согласны, согласны!
Баба Яга сложила свои руки, словно крюки, трубочкой, задрав к небу голову, никогда не видевшую расчески, и проговорила: «Еники-беники, ели вареники, еники-беники всем по тарелке вареников и всякой вкуснятины». И вдруг, как снег на голову, появилась на поляне огромная скатерть-самобранка со всякой всячиной. — От вареников до бананов.
Ребята так все уплетали, что треск за ушами, словно эхо, раздавался над лесом.
— Хочу шоколадку! Хочу мороженое! Хочу эскимо! — раздавались ребячьи голоса с разных сторон.
— Чаво нет, таво нет! Сладкое я и сама краду у Деда Мороза.
Откуда ни возьмись, по скатерти поползла Божья Коровка.
— Подкиньте мне поближе, я ее придавлю, — сказала Баба Яга.
— Божья Коровка, Божья Коровка! Нельзя ее давить!
— Коровка? Вот эта маленькая букашка? Это коровка? — удивлялась Яга. — Отродясь не видывала таких маленьких коров. Такой коровой разве накормишь чертей?
Яга дунула, и Божья Коровка улетела, а прилетела большая навозная муха и привязалась к Бабе Яге. Яга отмахивалась от нее руками и ногами, но сколько она ни мучалась, муха не отстала. Мухе понравился большой нос Бабы Яги. Своими руками — крюками Ягане могла поймать муху. То по носу попадет, то по уху себе ударит.
Мучалась, мучалась Баба Яга, да, схватив палку, погналась за мухой прямо по красивой скатерти, перетоптав все на ней. Но в муху так она и не попала.
После вкусного завтрака ребята повели Ягу в лес, за ягодами. В лесу было такое обилие ягод. Детям и невдомек, что это проделки Бабы Яги.
Наевшись ягод, ребята возвращались в лагерь.
— Чего я буду корячиться идти, я же ведь устала, — подумала Яга и стала что-то нашептывать.
Откуда ни возьмись, к ней подлетела ее метла. Яга тотчас взмыла в облака. Дети только и услышали ее «Ха…Ха…ХА…».
Вернувшись в лагерь, ребята шумной ватагой бежали в столовую. В дверях внезапно остановились, удивленные тем, что за столом уже сидит Баба Яга. Но под натиском бежавших сзади ребят, остановившиеся упали, и спотыкаясь об них падали друг на друга другие. Получилась большая куча-мала.
— Милые, чаво застряли в дверях, я уже похлебку доедаю. Очень вкусно.
Куча мала исчезла вмиг, а по столовой раздавался звон ложек да тарелок.
— Эти дети кого хочешь замотают, вот и я что-то приустала, отдохнуть что ли, — раздумывала Яга. — Ох и жара!
— Бабуся Ягуся, у нас после обеда все должны отдыхать.
— Да вот и я о том же думаю. Отдохнуть бы.
После дневного сна, ребята отправились в бассейн.
— Куда направились? — спросила Баба Яга.
— Кто на речку, а кто в бассейн.
— Зачем?
— Купаться, — пояснили ребята.
Баба Яга отправилась вслед за толпой. На берегу речки Яга увидела бассейн для малышей.
— Какое большое корыто… Да красивое. Почему в нем вода? Худое наверно оно. Мне бы такое большое корыто. Сколько в нем можно подарков привезти чертям, — соображала Баба Яга.
— Стащу ночью. Нет не стану, оно ведь с дырками. У меня была лодка дырявая, так я чуть не утонула в прошлом годе.
Пока Яга раздумывала как поступить с этим корытом, оно наполнялось детьми. Шум, гам, плеск стоял в бассейне, и бабуся Ягуся, не задумываясь, залезла в воду. От прохладной воды она аж вздрогнула. Но тут ребята стали за руки, за лохмотья тянуть Ягу туда, где глубже. Плавать Яга не умела и поэтому досыта нахлебалась воды. Отбившись от ребят, и посмотрев на них Баба Яга удивилась.
— Ох, а вы черти мои, откуда здесь?
Только тут-то дети и заметили, что вода черная да с какой-то зеленью, а Яга стала совсем даже и не черной.
— Отмылась, отмылась, — кричали дети, черные, словно черти, и бежали в душ отмывать себя от грязи.
Гуляя по лагерю. Баба Яга набрела на огромный круг.
— Что это такое? — спросила, она у детей, садясь на скамейку, и посмотрела вверх.
— Это Чертово колесо, — ответили ребята.
— Чертово? — открыла рот от изумления Баба Яга. — Черти уже и колесо себе изобрели, а я об этом и не знала. Ох, и достанется же им от меня!
И пока ворчала Яга на своих чертей, то была уже высоко над лесом. Тут у нее дух перехватило. Так высоко она никогда не взлетала даже в ступе с метлой. Перед глазами поплыли круги, и Баба Яга стала падать вниз, едва успев свистнуть свою метлу. Умудрившись схватить метлу, Яга благополучно приземлилась. Села Баба Яга на террасе и думает: «Домой пора. Всыплю и котам и мышам, а чертям так больше всех достанется за их Чертово колесо. Чуть шею себе не свернула. Разгневали они меня. Голова так до сих пор кружится». Баба Яга сунула руку в карман за свистком, да вдруг увидела на веранде куклы грустные сидят, а вокруг ребята собрались:
— Бабуся, идем с нами на прощальный костер. Завтра нас дачный поезд домой увезет.
И ребята вместе с Бабой Ягой — лунными полянами стали пробираться на опушку леса, где под большой рябиной ждал их прощальный костер.
— Бабуся! Ягуся! Расскажи нам сказку или какое-нибудь страшное приключение, которое с тобой случилось.
— Страшное, говорите?
— Да, да. Расскажи, ну, пожалуйста.
— Я не понимаю, что такое «пожалуйста», — строго сказала Баба Яга.
— Это волшебное слово.
— Ах, волшебное! Ну, тогда слухайте.
— «Как-то раз пригласил меня к себе в гости Змей Горыныч. Посмотреть его ужасный замок. Ну, думаю я себе, видывала я замки хрустальные у Деда Мороза, видывала замки до небес у королей и царей. Но ужасного замка Змея видеть не довелось. Думаю, зайду-ка я за Кощеем Бессмертным, все-таки вдвоем веселее. Да и сподручнее вдвоем.
Приплелась я к Кощею Бессмертному, а его и след простыл. Тут я и свистнула вот так…».
Баба Яга так пронзительно свистнула, что ребята вмиг все уши закрыли руками.
— Пожалуйста, бабушка, не свисти так больше, — просили ребята.
— Уж и свистнуть нельзя? Что за дети такие? — заворчала Баба Яга.
— Дальше-то, дальше что было? — наперебой спрашивали дети.
«- А дальше было так:
Села я на метлу, да прилетела в царство Змея Горыныча. Вижу диковинный замок. У ворот замка тройка запряженных коней поет:
— Колесницу твою, бабушка, потянут трое коней, если они собьются с пути, то ты им помоги, а не сможешь помочь, то останешься там навсегда.
Я посмотрела, а метлы-то моей нет! Кинулась я удирать. Но перед моим носом выросла огромная гора. Соображаю я себе. Так ведь можно и не вернуться. Делать нечего. Села я в колесницу. Кони рванули в разные стороны.
Я ни жива, ни мертва. Те кони, которые с краю, оторвались от колесницы. А средний конь понесся в подземелье.
Темно кругом, только мой организм чует, что я вся закуталась в паутине.
И ни души. Слышу, где-то кричат. И я закричала во всю глотку, даже в подземелье все стены задрожали. Кричу я, а сама-то думаю, чего это я ору, ведь ничегошеньки не видно. Темнотища кругом.
Вдруг, в жуткой темноте, вдоль стены засветилось множество бледных голов. Да, да, голов, тех самых, которых загубил Змей Горыныч. А головы пели нудную песню. А тут кто-то меня обнял за плечи. Так легко стало мне.
— Кощеюшка! Это ты? Я тут одна среди этих существ.
Тишина. Никто не отвечает. Я дернула за руку того, кто меня обнимал. И тут какой-то скелет свалился и придавил меня.
— Ой, ой. Ой, ужас! — вопила я, но из колесницы не вывалилась, а схватила коня за хвост. Конь заржал, да как понесся сквозь лабиринты подземелья. А со всех сторон какие-то руки так и хотели меня выхватить из колесницы.
С гремучим ржанием конь выскочил на улицу. Тут небо задрожало, и страшенный голос Змея Горыныча произнес:
— Ха, ха, ха! Баба Яга, если бы ты отпустила коня, то навеки бы осталась у меня.
Не дослушав его, я свистнула метлу, да поскорей убралась восвояси».
Искры костра, словно бенгальские огоньки, взлетали вверх и гасли на лету. Ребята слушали, да посмеивались над ведьмой.
— А еще, еще что-нибудь расскажи. Ну, пожалуйста! — просили дети.
— Слухайте:
«Как-то раз летела я в своей ступе с метлой. Было жарко, я и вздремнула. А сама лечу себе, да лечу. Как только стала замерзать, так и очнулась. Глянула вокруг, ничего не пойму. Снег кругом, словно пух. Белый, белый. Перед глазами замок снежный из снежинок чудной красоты. Вхожу, а там, на троне, неистовой красоты в белоснежном платье из пушистых снежинок, сидит Снежная королева.
— Добро пожаловать к нам в тритринадцатое царство, — сказала холодно Снежная королева. — Как зовут тебя, гостья?
— Баба Яга.
— Сейчас тебе, Баба Яга, принесут снежное платье. Ты оденешь его, и сердце твое станет холодным. Ты станешь вечно молодой и красивой, у тебя не будет никаких проблем, чувств и переживаний. Ты забудешь всю свою прежнюю жизнь. Мои слуги должны иметь холодные сердца и быть преданными мне.
И королева удалилась. Тут-то я и струхнула. Молодой и красивой еще, куда ни шло, а забыть всю жизнь и быть слугой — это уж дудки. А сорока моя, как трещотка, из кармана:
— Не надевай, не надевай снежное платье.
Я направилась, было к выходу, но все вокруг сверкало, переливалось огнями от Северного сияния. И чую я, что извилины в голове замерзают, плохо соображаю, тянет к платью. Оно такое воздушное, такое белое, такое красивое, что так и хочется его надеть и посмотреть, как выгляжу. Но все-таки делаю усилие и иду к снежным дверям. Двери открылись, а там карусель. По кругу ездят белые коровы, козы, олени, медведи.
— А-а-а! Коровки! Козочки! Я сейчас вас к своим чертям пошлю, пусть поужинают хорошо. Подошла я к коровам, дунула на них, а они ни с места.
— Что такое? — удивилась я. — Дунула еще раз. А коровы опять стоят на месте.
— Неужто я свою волшебную силу потеряла? — думаю это я про себя. Тут вышла Снежная королева и говорит мне:
— Почему ты не надела снежное платье?
— Не хочу! — ответила я.
— Ты осмелилась меня ослушаться?! — сказала очень холодно Снежная королева. — За это ты будешь наказана.
И только Снежная королева, подняла свой посох, чтобы ударить им об пол, я сказала:
„Взвейся вверх и в никуда“. Посох ее исчез. Он был настоящим, а не из снежинок.

„Так значит коровки-то из снежинок, вот поэтому они и не исчезают“, — думаю я про себя.
— Так ты, Баба Яга, волшебница? — удивилась Королева.
— Я ведьма. Самая настоящая ведьма.
— А что ты можешь? — спросила Снежная королева.
— Я все могу, — ответила я, надеясь, что королева выпустит меня из своего снежного царства.
— А меня расколдовать сможешь? — продолжала спрашивать королева.
— Могу, — отвечаю я, а сама вся дрожу от холода и страха. Чую, что сердце мое уже редко стучит. Чем дольше со мной она разговаривает, тем я сильнее замерзаю и больше слабею.
Сорока в моем кармане своими крылышками пытается меня согревать, а я все дрожу от холода и страха и смотрю на королеву. Вдруг у нее на миг вспыхнули глаза, но не холодным пронизывающим светом, а теплым, как у Вас людей согревающим лучиком.
— Если ты, Баба Яга, меня расколдуешь, то сердце у меня снова будет горячим, как когда-то, и я тогда уже не буду королевой снежной.
— Если я Вас, Ваше Величество, расколдую, то сердце Ваше станет горячим. И что же станет с Вашим королевством, оно растает?
Как только я это произнесла, по залам прокатился приглушенный рокот, пронесся небольшой снежный вихрь и в руках у Снежной королевы снова оказался посох. Ее взгляд снова стал холодными и пронзительным.
— Что тогда будет с моим королевством? Нет, я Снежная королева. Ну, а ты, Баба Яга, поскольку волшебница, то дарую тебе свою снежную колесницу. Мои кони отправят тебя в твое тридевятое царство, тридесятое государство. Двум волшебницам здесь не место.
— Благодарю Вас, Ваше Величество, — сказала я. И двое снежных коней помчались в мое тридевятое царство, тридесятое государство к яркому солнышку, унося меня из царства вечного холода».
— А снежные кони? Что с ними? — заволновались дети.
— Кони, кони. Эх, кони! Да вот они, только уже не снежные, — ведьма показала на ступу и метлу. — Это нам привычнее, ведь много веков я на них летаю. А теперь и мне пора. Вы вот любите, смотрю порядок. Как меня отчистили от вековой пыли. А сказки вы любите? — спросила она.
— Да, — в один голос ответили дети.
— Так и в них должен быть порядок. Вот я здесь с вами разнежилась, а черти мои там. Они такой беспорядок могут устроить, что сказки на ужасы походить будут. Какой уж тут порядок? — закончила Баба Яга.
Тут она в ступу села и домой улетела.
— Прощайте! До новой сказки! — донеслось ее эхо.

Понравилось? Не нравитсяНравится

« »

Еще: Читать сказки Артюхина Ольга


Нет комментариев, будьте первым